Уже-не-штабной Monster (monster) wrote,
Уже-не-штабной Monster
monster

Category:

Национальные комплексы вооружений. Часть 4.

Предыстория:
Часть _1. Комплекс стрелковки Великобритании.
Часть _2. Комплекс стрелковки Германии.
Часть _3. Комплекс стрелковки Императорской России.


Особенности раннего СССР, и их влияние на комплекс вооружения.

Революция свершалась под вдохновляющими лозунгами, но на самом деле вся эта поебень насчёт равенства и братства оказалась практически полностью хуетой. Была лишь сменена вывеска, произведён ребрендинг, но животная суть русского охуевшего ночальнега была сохранена и преумножена, в следствии уничтожения верховного уравнителя в виде пусть и хуёвого, но Царя. Революция 1917го года, это на самом деле всего лишь переворот, всего лишь смена одного правящего класса другим, не менее правящим и не менее классом. Большинство большевиков оказались людьми того же сорта, что и прежде, только они теперь были голодными, им нужно было рвать и владеть, грабить и охранять награбленное, и по факту первым образцом советского оружия явился генеральский пистолет. Партийная номенклатура была многочисленной и уязвимой, они стали неравноправными членами общества, они противопоставили обществу себя, и им требовалось оружие для самообороны и вершения суда. Полноразмерный пистолет или револьвер чинуша не будет носить никогда, он тяжёл, и кобура будет натирать его нежные бока. Поэтому для чиновников, в том числе для военных чиновников, был необходим массовый малоразмерный карманный пистолет, оптимизированный для скрытого ношения. Чтобы рядовой советский гражданин догадывался (и боялся!), что в кармане у ночальнега лежит ТК, и своё место знал. Закупать такие пистолеты за рубежом было слишком дорого и вдобавок неудобно по идеологическим причинам (а зачем это коммунистам оружие самообороны? самообороны от кого?!), поэтому в 1926г. был создан собственный советский карманный пистолет Коровина. И точно также произошло в застойные времена с пистолетом ПСМ. Специальный генеральский пистолет, это всегда следствие наличия полноценного класса номенклатуры, класса мягкотелых зажравшихся чинуш. Вот. Зажравшихся большевиков утилизировал товарищ Стален с компанией, а зажравшихся послесталинцев утилизировать было некому, и они утилизировали страну. Но не будем о грустном...


Пистолет Коровина.

В целом Советский Союз продолжил исторические русские традиции оружия. Было бы странно иное, ведь география России ни в коей мере не поменялась, и даже технические специалисты вместе с заводами остались с царских времён, развивая свой привычный путь. Аналогично было и с армейскими стандартами, которые политической власти практически неподвластны, в следствии замкнутости на объективные законы физики и биологии. Но в целом влияние политиков на создание комплекса оружия было ощутимым и неоднозначным. С одной стороны, вводились новые революционные конструкции, а с другой стороны, увлечённые люди в своём охуевшем раше всегда перегибают палку, и так сказать, шарики за ролики заскакивают. Конструкторская вольница, произвол научного поиска, "пусть цветут сто цветов", это всегда реальный Сон Разума, и чтобы из этого валом прущего потока дерьма извлекались хоть какие-то достойные вещи, рядом с ТворцомЪ должен сидеть специально обученный человек в форме НКВД с наганом наизготовку. Но это было неочевидно в 20-30е годы, в следствии чего раннесоветский путь относительно оружейной стрелковки во многом оказался порочным, и лишь только тогда, когда новый ИмператорЪ стал что-то там понимать и приказал публично и в упрощённом порядке мочить наглецов, одновременно крепко прессанув тех, кто ещё только задумывался об наглости, вот только тогда и стало проявляться в массовом порядке что-то дельное и дееспособное. Однако, перестрелять мразей удалось далеко не всех, потому что те чуяли, откуда дует ветер, втирались в доверие, и репрессивным механизмом просто не рефлексировались. Они были непрозрачными, но в маскировочной окраске, и они спрятались внутри государственной машины. Эдакие глисты, да. Очень редкие носители глистов осознают свои проблемы. Медицинский факт.

В советском государстве практически полностью отсутствовали дееспособные управленцы. Как это ни печально признавать, но для чиновной работы нужен особенный человек, причём физиологически особенный. Его морально-психологические особенности должны подкрепляться соответствующими чертами характера, который есть часть натуры человека, т.е. биологии. В правильном государстве должна централизованно разводиться особая порода людей: эффективных в плане управления, чтобы были честными, верными, и не воровали. Именно что "разводиться", потому что без государственной поддержки такие люди выживать просто неспособны. Им в обязательном порядке нужен мудрый пастух, который будет чуять мошенников за версту и вешать тех предварительно, не дожидаясь реализации задумываемого ими глобального наебалова. Но, как это ни прискорбно осознавать, честные управленцы самим россиянам вообще безразличны, им лень задумываться над таким сложным вопросом, и в то же время они завистливо будут ненавидеть тех, кого государство усиленно кормит и защищает за их "ценный мех". Как дворовой пёс ненавидит хозяйского кота. Вот только не ловят дворняги мышей, вот в чём проблема. Коты конечно тоже иногда имеют свойство охуевать и расслабляться, но это уже проблемы совсем не котов. Правильное государство должно иметь фундаментальный механизм обновления и отсева, оно должно иметь надёжный механизм, и одновременно с этим оно должно быть не аморфным, а структурированным. Равенство в государстве недостижимо, потому что люди по своей природе не равны. И, конечно же, раз уж местное население предельно глупО и само держит себя на положении бесправного скота, государство должно иметь и верховного Пастуха с абсолютными полномочиями, который и будет всем владеть, который будет всё иметь, узурпируя волю, свободу, равенство, братство, и одновременно подавляя любые зачатки своеволия и инакомыслия. Иное возможно только в обществе совершенно других людей...

В советском союзе изначально здравые решения практически постоянно гробились некомпетентностью, порождаемым этой некомпетентностью безразличием, и сопутствующей интеллектуальной разрухе разрухой экономической. Советских директоров сажали и стреляли не просто так, а за брак, за сорваный план, то есть фактически за диверсионную деятельность. Советский человек был глуп, жаден, и ослеплён самообманом; он постоянно брался за то, чего не сможет поднять. Типовой советский директор завода ставил для своего завода такие задачи, которые он был не состоянии осилить, он своими оптимистичными докладами создавал для руководителей иллюзию всесилия, выводя свои личные недостатки на государственный уровень. Когда все шестерёнки ставят себе недостижимые задачи, то и механизм в целом будет стремиться куда-то совсем не туда. И в то же время эта иррациональная уверенность в своих силах ставила крест на самообразовании, человечек был искренне уверен, что его пещерность есть на самом деле высший предел гениальности. Что-то такое в современном языке связывается со словами "колхоз" и "колхозный". Колхоз, это крестьяне, поставленные в положение быдла, да и страна у нас была как один большой колхоз. Быдлятник, если уж быть честным с самим собой. Таким образом, немецкая теория о расовой неполноценности совков очевидным образом имела объективные причины, и причины для ВОВ и сопровождавшего её генацида были созданы самим населением СССР, потому что сами россияне на очевидных фактах доказали иностранцам, что они редкостные мудаки. А мудаков так или иначе нужно отсеивать, и желающих запустить соответствующий процесс не нужно было долго ждать. Это не Гитлер "захотел", это был именно что объективный процесс. Это сами расеяне создали повод для войны, как это ни прискорбно осознавать, да.

Создание советского комплекса стрелкового вооружения резко усложнялось из-за наличия Генеральной Линии Партии, в которую необходимо было укладываться и конструкторам вооружений, потому что политики, видите-ли "так видят". До немецкой идеологической членометрии слава богу дело не дошло, и градус маразма был не беспредельным, но он был велик. Процесс создания современных вооружений в довоенное время был начисто парализован советскими "эффективными менеджерами", и лишь только тяжёлейшие поражения на фронте вывели оружейную промышленность из сложившегося клинча. И совершенно естественно, что такое положение вещей было типичным и тиражировалось вообще на всю советскую промышленность, почему органам НКВД и потребовался настоящий конвеер для охлаждения особо горячих голов, путём прострела. Полноценно работоспособными оказались лишь конструкторские коллективы, сохранившиеся ещё с царских времён, пусть им и требовалось значительное время для нахождения верного пути. "С чистого листа" оружие не получается даже в наши дни. Так что эти царские конструкторы и фактически создали основу довоенного комплекса советского стрелкового оружия. Ученик Фёдорова Дегтярёв со своим помощником Шпагиным, фёдоровский отщепенец Симонов, да Токарев, вот и почти что все ранние советские создатели стрелковки. Реально конструкторов было больше, но либо им не находилось места, либо не складывались их отношения с управленцами и они находились в тени более мудрых товарищей, либо они попросту были некомпетентными. Так и получилось, что Главный Советский Автомат сделал не кто-нибудь, а простой советский танкист и сержант, Михайло Калашников. Да, естественно, Калашникова специально продвигали "сверху" в качестве троллинга классиков отечественного оружеестроения, но основной причиной его "самозарождения" конечно же являлась замкнутость и малочисленность советских оружейников. Это было реально непаханное поле.


Армейские винтовки и армейские пулемёты в раннем СССР.

Вся возня вокруг стрелковки в раннем СССР описывается одной фразой: упорное бегство от необходимости введения промежуточного патрона царского образца. Борьба с царизмом во всех его проявлениях, так сказать. Развитие комплекса стрелкового оружия было остановлено директивно и практически законодательно. Оружейники единогласно требовали вводить новый ослабленный винтовочный патрон, годный для автоматического огня, но представители ВПК, при молчаливой поддержке традиционно глупых генералов на оружейников просто поклали, пробив политическое решение о ненужности и невозможности введения нового винтовочного патрона и тем более замены старого, который был запасён в просто астрономических количествах ещё с царских времён. Полноценный автомат был законодательно запрещён, но в то же время армия очень хотела такой автомат, и от оружейников потребовали создания мощных автоматических винтовок, которые на том технологическом уровне даже при всех возможных ухищрениях были совершенно негодными. Даже сегодня автомат под винтовочный 7.62 выглядит чем-то абсурдным, а уж в довоенные годы планомерный фэйл в этом деле и подавно был закономерен.

Оружейники долбались над трёхлинейными автоматическими винтовками практически непрерывно ещё с ПМВ; прошла первая пятилетка, вторая, а нового прогрессивного оружия, которое маячило где-то на горизонте, всё не было и не было. Поэтому в качестве временной меры был модернизирован комплекс Нагана-Мосина. Промышленность несколько окрепла и солдатский несамовзводный револьвер стал бессмысленным, также в следствии объективного общемирового процесса укорачивания пехотных винтовок основной винтовкой стала укороченная кавалерийская, с исключением из производства полноразмерных старых пехотных. Комплекс Нагана стал состоять только из трёх образцов: самовзводного револьвера, винтовки, ещё более короткого карабина, плюс снайперской модификации основной винтовки. В целом это решение было именно что временным, потому что автоматические винтовки неуклонно прогрессировали, и всем было понятно, что в течении ближайших нескольких лет будет создана достойная конструкция и её нужно будет принимать на вооружение, а модернизированная мосинка была нужна лишь для того, чтобы продержаться эти несколько лет, попутно обеспечивая загрузку заводам во избежание их деградации, при некотором улучшении боевых свойств оружия. Однако, автоматическая и сменившая её самозарядная истерия заведомо была паллиативом, почему и не оправдала себя, и основным вооружением советской армии до самого конца ВМВ так и оставалась магазинная винтовка Нагана-Мосина. Нет ничего более постоянного, чем временное...



Ранний советский комплекс вооружения. Старые знакомые:
- револьвер Нагана обр. 1895г.;
- карабин обр. 1938 г.;
- винтовка Мосина обр. 1891/30 г.;
- снайперская винтовка Мосина обр. 1891/31 г.;
- пулемёт Максима обр. 1910/30 г.

Царский патрон был политически и экономически неудобен, и от него всеми силами отказывались до самого последнего момента. Таким образом, полноценные автоматы преднамеренно не развивались, а неполноценные автоматы под винтовочный патрон оказались никуда негодными, что в свою очередь породило яростную предубеждённость относительно автоматического огня вообще. Автоматическая стрельба опять же законодательно была признана еретической; верховный имам Социализма издал соответствующую фетву. Попутно были практически запрещены ни в чём неповинные пистолеты-пулемёты и даже автоматические пушки. Да, автоматы стали подавляться даже в артиллерии. Малообразованные советские генералы, видя неточность и неэффективность огня мощных автоматических винтовок, в своей фантазии переносили соответствующие свойства на все стреляющие механизмы вообще, и автоматическая пушка им виделась чем-то именно таким, тяжёлым сложным и бессмысленным тем, что бездумно расходует боеприпасы в молоко, стреляя целыми очередями мимо цели. Слава богу, что полностью прекращать производство автоматического оружия они не рискнули. Но производство было мелкосерийным, промышленность в отношении автоматических пушек не развивалась, в следствии чего даже когда появился реальный боевой опыт и всем стало понятно, что жизненно необходимы скорострельные зенитные пушки, заводы пушек дать просто не смогли. Так волюнтаризм какой-то пары ебланов лишил красную армию не только автоматов, но и зенитных пушек, и солдатам пришлось отбиваться трёхлинейками не только от вражеских пехотинцев, но и от танков и самолётов. Гигантские потери в финскую и отечественную войну говорят сами за себя. Это действительно генацид.

Также, как и винтовка Мосина, оставался на вооружении отлично зарекомендовавший себя пулемёт Максима, который был ещё несколько модернизирован, в том числе путём установки оптического прицела. Каждый третий довоенный "максим" имел штатную оптику, что ещё более добавило ему боевых свойств. "Максим" вполне устраивал военных в роли станкового пулемёта ротного уровня, но одного ротного пулемёта было мало, и его дополнила линейка пулемётов Дегтярёва: ручной пулемёт ДП-27 с танковыми и авиационными вариантами ДТ и ДА соответственно, и крупнокалиберный универсальный зенитно-противотанковый пулемёт ДК-32 с магазинным питанием. И на универсальном крупнокалиберном пулемёте стоит остановиться отдельно, поскольку он был в должной мере отрефлексирован только в СССР. Крупнокалиберные пулемёты массово использовались на флоте, были и пехотные конструкции, например, 13,2мм станковый пулемёт французской фирмы Гочкис, разошедшийся по всему свету, но они представляли собой скорее артиллерийские орудия, малокалиберные зенитные пушки, в следствии чего жёстко конкурировали с полноценными малокалиберными зенитками и повсеместно сдавали им позиции. Всё-таки 20мм автомат будет получше и по бронированным, и по воздушным целям, а вот то, что у него плохо с мобильностью, рефлексировалось тогда очень плохо. Американский же "браунинг" .50 пусть и примерно соответствовал ДШК по мобильности, но был недостаточно универсальным, он либо использовался чисто против пехоты и лёгкой бронетехники, либо опять же чисто против воздушных целей. Так что наверное только в СССР осознанно создавался специальный универсальный пехотный тяжёлый пулемёт, имеющий мобильность приближённую к мобильности пехоты, для её более полноценного сопровождения. ДШК мог оказаться вообще везде: и в горах, и в разрушенном городе, и даже на кочке посреди болота.


Дегтярёв, Пехотный, обр. 1927г.




Дегтярёв, Крупнокалиберный, обр. 1932г.

Люди чувствовали приближение эпохи моторов, все ждали вторжения космодесанта в силовой броне неисчислимого вала танкеток с трансформацией "хуман вейвов" в "танк вейвы" и "аероплан вейвы", мочить которые можно было только специальными пулемётами с мощным патроном, эффективно шьющим броню и достающим цели практически на любых реальных дальностях огня. И чувство не обмануло, эти "танк вейвы" и "аероплан вейвы" реально имели место, и ДК даже в своём ущербном виде оказался весьма и весьма кстати, и стоит в модернизированном виде на вооружении некоторых стран даже по сей день. К сожалению, танковая опасность была недооценена, и калибр ДК был выбран произвольно, была взята просто "круглая цифра" с "достаточной" эффективностью, которая очень скоро стала недостаточной. 12.7мм калибр был недостаточно мощнее винтовочного калибра, его 20-25мм бронепробиваемости в некоторых условиях достигались пулемётами винтовочного калибра и осколками артиллерийских снарядов, и соответственно была повышена бронезащита танков. Реально многочисленных танковых полчищ создать не удалось, танков было мало, они имели многочисленные экипажи, в следствии чего полноценной бронированной инфантерии не получилось. Танки являлись скорее средством усиления, чем самостоятельными боевыми единицами, они предельно загружались вооружениями, и требовали полноценной бронезащиты в 25мм и более, которую ДШК уже не шил. Реально необходимым было создание предельной конструкции, с закрытием вопроса крупнокалиберной стрелковки разом и насовсем, но мудрых менеджеров в СССР не существовало, а сами оружейники не обладали должной гениальностью и являлись просто хорошими инженерами. Для калибра крупнокалиберного пулемёта была взята первая же пришедшая в голову круглая цифра (.50"), а идею предельного комплекса вооружений нащупали только когда жареный петух в жопу заклевал, в виде ломящихся к жопе расеи Москве панцерваффе.

Таким образом, ниши необходимых вооружений были нащупаны верно, но недостаток опыта и ума не позволил сразу же создать полноценные образцы. Но это нормальное положение вещей, потому что человеку свойственно ошибаться и очень редко получается что-то сразу сделать как надо. Лишь чудом. Дорога была выбрана верно, требовались лишь годы кропотливого труда, которых к сожалению как раз и не хватило. Но существовали и препятствия вне правильного составления техзадания на элементы системы вооружения. Теория автоматического оружия была великолепно проработана ещё со времён ПМВ, группа Федорова выдавала качественные новые конструкции автоматического оружия практически каждый год, в зависимости от текущих задач. С конструированием проблем не было, также не было проблем с инженерной культурой, с технологичностью, которая была на высоте, а вот промышленная база была предельно слаба и сильно ограничивала возможности оружейников. Так, к примеру, промышленность тупо не смогла освоить коробчатый магазин большого объёма для ручных пулемётов. Пружина в магазине работает в очень сложных условиях, ей требуется грамотная конструкция, хороший материал, и качественное изготовление, но заводы не могли выдавать пружины нужного качества в нужном количестве, да приемлемой ценой. Поэтому советский ручной пулемёт и имел жутко неудобные дисковые магазины, поскольку только им годились несравнимо более простые ленточные пружины, которые не создавали проблем для заводов советского образца. Полностью отказаться от магазинной пружины, как это было в прародителе ДП "льюисе", у нас не рискнули.

Пружина, это вообще-то очень сложное изделие, и именно она определяет свойства механизма. Пружины для огнестрела не просто плетёные, они зачастую ещё и кованые, они свариваются из множества тонких проволочек. Фактически хорошая пружина делается из дамаска, в следствии чего она исключительно дорогостоящая и сложная в производстве. Но и характеристики у такой пружины фантастические. Так, к примеру, именно специальная пружина являлась ключом к суперскорострельности пулемёта ШКАС, и именно она являлась той деталью, которую немцам полноценно скопировать так и не удалось. Немцы использовали более простые пружины из обычных однородных проволок, и пусть немецкая металлургия была несравнимо сильнее советской, но даже её хайтек-продукты тупо не выдерживали тот бешенный темп стрельбы. Для немецких клонов ШКАСа пружины были расходным материалом, в то время как советская пружина ломаться категорически отказывалась. Колдовство! Это действительно была подходящая задача для Аненербе. :))) Вобщем оружейная пружина очень необычна. В моей пневматической винтовке стоит именно такая пружина, спизжженная отцом из списанного авиационного пулемёта (возможно даже пулемёта ШКАС), и я знаю, о чём говорю. Винтовке более пятидесяти лет (а пружине и куда поболее того), но она всё также шьёт тяжёлой пулькой бутыль из под шампанского. :) Но такая сложная пружина заведомо не подходила для магазинов к ручному пулемёту, которые были необходимы в огромных количествах, а годную упрощённую пружину привычного всем вида как раз и не получалось создать. Квалификация рядового рабочего была низка, технологический процесс постоянно нарушался, и заводы тупо гнали брак. Посмотрите на продукцию ВАЗа и ГАЗа. ;) Так вот: в те времена всё было ещё хуже. Это Россия, а никак не Великобритания, да. В России принципиально невозможно сделать PIAT. :)))

Ленточное питание надёжнее и технически проще питания из беспружинных магазинов, и в то же время оно ровно также принципиально не имеет проблемы усталости материала, за физическим отсутствием пружин. Да, звенья ленты вроде как обычно делаются из пружинной стали, но это вобщем-то не является необходимым и играет незначительную роль. Так у "максима" штатной была вообще матерчатая лента. Вобщем ленточный пулемёт может быть полностью боеготовым постоянно, без какого-либо ущерба, в следствии чего соответствующий принцип питания для ручников перспективнее магазинного. Однако, с этим ленточным питанием под патрон к винтовке Мосина также имелись существенные проблемы. Патрон нужно было досылать в два движения, поскольку из-за наличия закраины его можно было извлекать из ленты лишь назад, и уже только после извлечения из ленты собственно подавать вперёд, в патронник. Соответственно, требовалась особая хитрая деталь, которая работала в очень жёстких условиях и для приемлемой надёжности требовала очень качественного изготовления, которое промышленность не могла обеспечить в массовом порядке. Узлов ленточного питания можно было выпускать ограниченное количество, и оно подходило лишь для относительно малочисленных станковых пулемётов, тем более что у тех нет особых проблем с габаритом и массой, и деталь может быть более крупной и мощной, что ещё больше повысит её ресурс. Так что ленточное питание на ручных пулемётах массово появилось только после завершения войны, когда появилась возможность подтянуть техническую культуру и дать нужные объёмы производства без потери качества.

Продолжение:
Часть _5. Автомат в СССР и вообще.
Часть _6. Автомат в СССР и вообще. Продолжение.
Часть _7. Тяжёлое оружие пехоты в СССР и миномётная истерия.
Часть _8. Развитие стрелковки в довоенном СССР.
Часть _9. Развитие стрелковки в послевоенном СССР.
Часть 10. Пистолеты и пистолеты-пулемёты послевоенного СССР.
Часть 11. Развитие стрелковки в СССР по итогам вьетнамской войны.
Часть 12. Развитие стрелковки в СССР по итогам афганской войны.
Часть 13. Комплекс стрелковки США и НАТО вообще.
Часть 14. Американские гранатомёты.
Часть 15. Итоги. Типовой комплекс стрелковки.
Tags: военная техника, оружие взрывное, оружие стрелковое, тут i-ссылки, тут фотка, эра ВМВ, это расея сынок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments