Уже-не-штабной Monster (monster) wrote,
Уже-не-штабной Monster
monster

Category:

Национальные комплексы вооружений. Часть 7.

Предыстория:
Часть _1. Комплекс стрелковки Великобритании.
Часть _2. Комплекс стрелковки Германии.
Часть _3. Комплекс стрелковки Императорской России.
Часть _4. Комплекс стрелковки раннего СССР.
Часть _5. Автомат в СССР и вообще.
Часть _6. Автомат в СССР и вообще. Продолжение.


Оружие непосредственной поддержки и миномётная истерия в СССР.

Если в лёгкой стрелковке проблемы были созданы блокированием прогресса, то в оружии поддержки была ровно противополжная ситуация, когда передовая идея была доведена в своём развитии до абсурда. Первоначально в качестве оружия непосредственной поддерки позиционировалась батальонная 45мм гаубица, которая дополнялась винтовочным гранатомётом Дьяконова, и ручными гранатами. На дистанции более полукилометра пулемётные гнёзда ворошились гаубичными снарядами, где-то на 200м подключались винтовочные гранатомёты, и ближе 50м в работу включались ручные гранаты. Плюс, конечно же, полковая артиллерия, а быть может даже и дивизионная. Комплекс оружия поддержки изначально был достаточно здравым, пусть и неоптимальным.


45мм батальонная гаубица обр.1929г. Вес 200кг, как у пехотного КПВ. Планировались и ещё более лёгкие мортиры...

Основной довоенной ручной гранатой была универсальная обронительно-наступательная граната РГД-33. Понимание того, что граната является расходным материалом, в следствии чего ей нужно быть предельно простой и технологичной, в СССР отсутствовало, и эта ручная граната была излишне дорогой и сложной, а также недостаточно удобной в применении. Но и эффективность у такой гранаты была на высоте, ведь РГД-33 была предельно оптимизированной для метания. Рукоятка увеличивала дальность броска и одновременно стабилизировала гранату, при взрыве в воздухе рукоять обычно находилась вверху, а рубашка смотрела по сторонам, и осколки шли предельно равномерно и экономно. Также был удобен при метании инерционный предохранитель, поскольку в бою граната была относительно безопасной при постоянной готовности к броску, а отсчёт времени перед взрывом начинался строго с момента броска. РГД-33 была вообще единственной гранатой, которую можно было бросить сразу же по извлечению. И очень многим солдатам эта граната своей расторопностью спасла жизнь.

"13 июля 1941 года в боях в районе города Бельцы (Молдавия), при доставке боеприпасов в свою роту возле местечка Песец ездовой пулемётной роты 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта красноармеец Д. Р. Овчаренко внезапно столкнулся с отрядом солдат и офицеров противника численностью 50 человек. При этом противнику удалось завладеть его винтовкой. Однако Д. Р. Овчаренко не растерялся и выхватив из повозки топор, отрубил допрашивавшему его офицеру голову, бросил в солдат противника 3 гранаты, уничтожив 21 солдата. Остальные в панике разбежались. Затем он догнал второго офицера и также отрубил ему голову. Третьему офицеру удалось сбежать. После чего собрал у убитых документы и карты и вместе с грузом прибыл в роту."

Случай реально феерический, принципиально невозможный ни в одной другой армии, кроме советской. Если не знать устройства советской гранаты, то это кажется вообще невозможным, это выглядит как откровенная ложь. Но это не ложь, а реальный документ. Солдат выжил и даже стал при жизни Героем Советского Союза лишь только потому, что он смог сразу же метнуть РГД-33 в следствии её конструктивных особенностей, быстрее, чем немцы смогли хотя бы заподозрить неладное, и тем более отреагировать. Ещё мгновение назад русский солдат вроде бы сдавался, но уже в следующее мгновение в немцев летели гранаты, стрелять было поздно, они пытались спрятаться на ровном месте, смешно бились друг об друга касками и кричали, после чего позорно сбежали. Как в глупом комедийном фильме, да. Это немцу нужно было бы сказать "я щаз", после чего отвинтить колпачок, достать шнурок, резко дёрнуть свою хлопушку за хвостик, и только потом кидать. Современному российскому солдату тоже нужно сказать "я щаз", крепко схватиться за колечко, дёрнуть, и только потом кидать. И только старый советский солдат имел возможность свою гранату сразу же, в одно движение метать.


Устройство ручной гранаты РГД-33.

Граната имеет дистанционный запал с задержкой в 3-4 секунды, который активируется ударом по своему капсулю инерционным бойком, который в нормальном положении удерживается вдали от капсуля пружиной, и только при резком взмахе разбивает капсуль. Запал РГД-33 срабатывает только при резком броске, а вне такого броска граната относительно безопасна. Совершенно естественно, что инерционный предохранитель был всё-таки недостаточно надёжным, в следствии чего он дополнялся ещё одним предохранителем, который в рабочем состоянии отгораживал капсуль запала от подпружиненного бойка. Однако, этот дополнительный предохранитель был неинтуитивен, и чтобы в горячке боя не бросать неснятую с предохранителя гранату, и вообще ускорить сам процесс, многие солдаты носили РГД-33 со снятым предохранителем, благо инерционный предохранитель был неплох. Но при достаточно сильной встряске, например, при падении, пружина отжималась до накола капсуля, и количество несчастных случаев было достаточным для того, чтобы директивно была введена ещё одна степень защиты: снятие запала с гранаты, что в свою очередь породило тоже достаточно проблем.

Гранату РГД-33 предписывалось хранить и носить без запала, устанавливая тот на место только непосредственно перед боем. Места для запалов в снаряжении солдата предусмотрено не было, гранатные запалы солдаты носили в карманах (либо в гранатах, в нарушение ТБ), в следствии чего те время от времени терялись, делая гранаты бесполезными. Также гранаты оказывались бесполезными при внезапных столкновениях, да и в горячке боя солдаты периодически тупо забывали установить запал, фактически просто выбрасывая гранату. Так что при первой же возможности конструкция гранаты была изменена, взрыватель был штатно установлен в гранату, с соответствующим резким усовершенствованием предохранительного механизма, при одновременном упрощении конструкции гранаты, пусть и ценой снижения эффективности. Но это уже было непосредственно перед войной, и об этом будет в другом посте. Впрочем, РГД-33 выпускалась массовыми тиражами, и она была основной гранатой СССР не только в довоенное время, но и всю войну, и даже некоторое время после неё. Потому что это очень неплохая граната.

Граната метается всего лишь на 50м, и чтобы забросать цель гранатами, требуется вплотную к ней подойти, что далеко не всегда возможно. Поэтому в любой уважающей себя армии имеется средство для огнестрельного метания гранат, небольшая пушка. Точно также, как и в Германии, в СССР имелся винтовочный гранатомёт, конструкции Дьяконова, в виде надевающейся на ствол армейской винтовки нарезной мортирки. Конструктивно эти винтовочные гранатомёты были похожи, однако в отличии от советской, немецкая винтовочная граната имела меньший калибр, а следовательно лучшую баллистику и большую настильность стрельбы. В отличии от советского винтовочного гранатомёта, немецкий можно было использовать прямой наводкой. Да и тактически эти гранатомёты различались, так если советский был предназначен в первую очередь для огневой поддержки, для поражения групповых целей, то немецкий имел повышенную точность и предназначался для поражения точечных целей. Советский гранатомёт был мортирой, миномётом, в то время как немецкий был скорее пушкой. Это немецкий винтовочный гранатомёт органично дополнял миномёт, а в советском союзе винтовочные гранатомёты и миномёты конкурировали.


Советский винтовочный гранатомёт Дьяконова.

Тяжёлое оружие непосредственной поддержки чётко делится на оружие прямого огня, и оружие навесного огня. Эти две ниши кое-где могут пересекаться, решая задачи друг друга, но в целом они строго различны и невзаимозаменяемы. Мортире требуется для поражения своей цели несколько тяжёлых снарядов, или даже несколько десятков, если цель особо малоразмерная или манёвренная, а пушка такую цель обычно ваншотит и требуется три, максимум четыре относительно малогабаритных снаряда. И в то же время мортира великолепно поражает групповые и площадные цели, в то время как пушке требуется перерасход снарядов, или даже вообще отсутствует возможность ведения огня, при отсутствии прямой видимости цели. Гаубица короткая и толстая, а пушка тонкая и длинная. Так сказать, половой диморфизм. :) И этот половой диморфизм необходим что в крупнокалиберной артиллерии, что в батальонной, что даже в стрелковом отделении, не говоря уже про взвода и роты. На уровне отделения это гранаты и винтовки, во взводе это противотанковые ружья/гранатомёты и 40-60мм миномёты, а в роте -- станковые гранатомёты и 82мм миномёты. Так вот, если относительно артиллерии диморфизм не оспаривался ввиду очевидных сил и слабостей полюсов, то в стрелковом оружии всё, что крупнее винтовки, было новым, отсутствовал опыт его применения, и следовательно властвовали некомпетентные ебланы, заставляющие всех окружающих материализовывать свои фантазии. Вывести ебланов на чистую воду было сложно, потому что доказательная база была слабой, из-за отсутствия опыта. Даже ручные гранаты как массовое явление существовали каких-то полтора десятка лет, а малогабаритные мортиры и миномёты были и вовсе были нереальным хайтеком с непонятными возможностями.


Советский прожект 38мм миномёта-лопаты.

Первым делом миномётное лобби сожрало 45мм батальонные мортиры. Это было здравое решение, потому что 82мм миномёт был легче, мощнее, и скорострельнее, в следствии чего его огневая мощь была ощутимо выше. Но мортира была нарезной и относительно высокоточной, она худо-бедно поражала точечные цели, например, пулемётные гнёзда, в следствии чего красная армия обходилась без пехотных пушек. Эта мортира была универсальной. Поэтому заменялась батальонная мортира не только одним лишь миномётом, но ещё и батальонной противотанковой пушкой специально увеличенного до аналогичного мортире 45мм калибра, чтобы это ПТО смогло решать задачи мортиры по непосредственной огневой поддержке пехоты. Таким образом, изначальное начинание было в целом верным, почему оно и является общемировым и поддерживается даже в наши дни. Но проблема в том, что миномётное лобби не остановилось на достигнутом, пытаясь расширить свой успех на вообще все тяжёлые ниши пехотных вооружений, заменив миномётами не только батальонные орудия, но и ротные-взводные. У батальонных пушек недостаточно хорошо с мобильностью, да и место у них в роте, а не во взводах, и пехота от них частенько отрывалась, особенно в наступлении, что порой становилось фатальным для неё. Поэтому изначально кроме батальонных пехотных орудий планировалось создание аналогичного ротного оружия, в виде станковых гранатомётов и безоткатных орудий. Малые пехотные орудия предназначались для непосредственной огневой поддержки взводов, они должны были идти в передовых боевых порядках и уничтожать пулемётные гнёзда, ДЗОТы, и прочие укреплённые огневые точки, которые пехотинцам были заведомо не по зубам.

Ротные орудия, это на самом деле не ротные, а взводные орудия, поскольку предназначены в первую очередь для штатной огневой поддержки конкретных взводов, а на ротный уровень они выведены исключительно из-за удобства учебной и хозяйственной деятельности, а также более тонкого и гибкого использования. Полноценное обучение и материально-техническое обслуживание возможно только в подразделении однородного состава, а смешиваются подразделения только лишь на поле боя, путём придачи низовым линейным подразделениям всяких спецсредств. Ну и конечно же командир роты может куда эффективнее использовать это достаточно дорогостоящее средство, "забрав" орудие у взвода на второстепенном направлении и "передав" его туда, где оно полезно, либо вообще используя эту артиллерию как единый мощный кулак, не распыляя на малозначимые участки, а качественно усиляя направление главного удара. Но в большинстве ситуаций и особенно в наступлении ротная артиллерия будет именно что распределяться по взводам, она будет находиться в боевых порядках этих взводов, чтобы более эффективно поддерживать их своим огнём. "Сопровождать огнём и колёсами".(с) Чем меньше ступеней передачи информации, тем выше скорость реакции, и наиболее эффективно прямое указание от самого низового командира. Итого, планировались небольшие пушки не только для поддержки отдельных рот, но и взводов. Взвод, это 200м участок линии фронта во время наступления, или 400м участок при обороне. Этот участок ещё просматривается в большинстве случаев, также на этом участке ещё хоть как-то возможно управление голосом и информационное сопротивление вместе с запаздываением околонулевые. Ротный же уровень уже выходит за полукилометровый предел, и с места командира роты многое незаметно как в силу дистанции, так и закрытия местными объектами и складками местности. Командир роты опасную для отдельного взвода цель может не увидеть вообще; голосовая связь на такой дистанции нереальна, а посыльного из взвода можно отправить далеко не всегда. Так что именно во взводе нужно иметь серьёзное оружие для уничтожения укреплённых целей, потому что враг не дурак, и будет опираться на самые неудобные для атакующих места.

В качестве тяжёлого оружия взводного-ротного уровня в начале 30х годов был относительно неплохой винтовочный гранатомёт Дьяконова, пусть и с некоторым количеством недостатков. Его эргономика была низка, в следствии чего была низка и скорострельность. Боеприпас был тяжёл и либо ограничивался боекомплект, либо к этой скромной винтовочной мортирке требовался целый боевой расчёт, экипаж, в виде нескольких подносчиков боеприпасов дополнительно к стрелку. Также по техническим причинам были недостаточными точность и дальнобойность, а также ресурс, хотя свои задачи гранатомёт худо-бедно решал. Миномётное лобби смогло убедить всех, что малогабаритный миномёт окажется и легче и удобнее и эффективнее винтовочного гранатомёта, в следствии чего была похоронена идея винтовочного гранатомёта, да так, что в Советском Союзе к этой теме вообще больше не возвращались. Вообще говоря, кроме винтовочного гранатомёта в те годы появились и станковые гранатомёты, в том числе безоткатные, и даже автоматические, например АГС Таубина. Но эти гранатомёты были сырыми, промышленность чахлой, и едва ли получилось бы создать полноценную конструкцию к началу ВМВ, да так, чтобы её ещё и было можно выпускать в нужных количествах. Поэтому их рассматривать смысла нет.


Автоматический гранатомёт Таубина.

Миномёты начисто сожрали ротную артиллерию, в следствии чего пехота во время войны имела очень серьёзные
проблемы. Мне непонятно, как миномётчики собирались поражать точечные цели из своих заведомо неточных поделий. Точность миномёта ограничена конструктивно, он не просто гладкоствольный, а ещё и с воздушным зазором между миной и стволом. Мина при выстреле колеблется, испытывает биения об ствол. Неточность миномёта несколько компенсировалась мощностью мины, поскольку та имела вдвое-втрое больший вес, чем граната станкового гранатомёта или безоткатки, при повышенном наполнении взрывчаткой, плюсом было и ощутимое фугасное действие, и даже небольшой миномёт при желании мог просто срыть свою цель. Также миномёты были более мобильные, чем мортиры, и их можно было использовать с меньших дистанций, что ещё больше увеличивало точность огня. Но даже в идеальном случае недостаток точности стрельбы недостаточно компенсируется мощностью боеприпаса и для надёжного поражения цели требуется плотно её засыпать минами, а ведь мины ещё нужно расходовать на пристрелку. Мина падает вертикально, её мощность ограничена и нужно знать дистанцию до единиц метров, а дальномер-то отсутствует. Так что дистанция определяется на глазок и уточняется пристрелкой, собственно из-за этой относительной бесполезности прицельных приспособлений они и предельно упрощены. Иначе говоря, техническая неточность миномёта компенсирует принципиальную невозможность точного прицеливания. :)) Если в наводчиках не профи, то для пристрелки потребуется мин не меньше, чем для собственно поражения цели, а ведь в боекомплекте миномёта всего лишь полсотни мин, в следствии чего этот вроде бы мощный миномёт может поразить лишь единицы точечных целей. Вобщем попадать из миномётов сложно, и их стихией является артподготовка, в то время как задачи непосредственной поддержки пехоты, т.е. уничтожение угрожающих пехоте точечных целей, миномёты решают прескверно.

Вообще говоря, качественно сделанный миномёт в грамотных руках может быть исключительно точным оружием. Так один узбекский спецназовец мне рассказывал, что их учат поражать цели первой же миной. У них там горы, и большого боекомплекта к миномётам просто физически невозможно иметь, да и цель может спрятаться/разбежаться, так что снайперская стрельба жизненно необходима. Также миномёты с единичными минами носят разведывательно-диверсионные группы, которые просто не имеют возможности для пристрелки и продолжительного огня, им нужно разворачивать миномёт, как надо прицеливаться, бросать свои две-три мины в ствол, после чего тут же резко сворачиваться и исчезать, чтобы был шанс безнаказанно уйти. Кроме того, по рассказам ветеранов, немецкие миномётчики в начальный период ВОВ довольно успешно стреляли по одиночным бегущим пехотинцам, вобщем в грамотных руках миномёт может исполнять просто ювелирную работу. Однако, управление миномётом очень сложное, и хорошо стрелять из него может только реальный профессионал с великолепным глазомером, а рядовой боец после месячных курсов попадать не будет вообще. Миномёт, это полноценная артиллерия, и для его применения необходим полноценный артиллерист. И только тогда от миномёта будет толк.


Советский 50мм миномёт в бою.

Да, 50мм миномёт был мощнее и винтовочного гранатомёта, и даже станкового, а его мина -- исключительно дёшева и технологична. Также был предельно технологичен и сам миномёт, в следствии чего его можно было выпускать практически на любом заводе. Миномёт был лёгок, малогабаритен и удобен, он выигрывал по мобильности даже у винтовочного гранатомёта. Скорострельность его была огромной, и в умелых руках по плотности огня он не уступал автоматическому гранатомёту, особенно если учесть его более мощный боеприпас и повышенную эффективность его осколочного действия, поскольку мина падает вертикально и осколки вместо нескольких "лучей" имеют практически равномерное рассеяние на 360 градусов. По ТТХ этот 50мм миномёт был великолепен, но проблема была в том, что взводное и ротное тяжёлое оружие создано исключительно для поражения точечных целей: пулемётных гнёзд, артиллерийских орудий, ДЗОТов и ДОТов, прочих лёгких укреплений, и уже только потом для усиления артиллерийской подготовки, путём насыщения позиций противника летящим и звенящим металлом в промежутке между артобстрелом и броском ручных гранат. Да, естественно, осколочной миной хоть сколько-то серьёзное фортификационное сооружение лёгкий миномёт не возьмёт, но в его арсенале на этот случай имеются дымовые боеприпасы, которые пусть и не уничтожат, но ослепят цель, резко снизив эффективность её огня, позволив пехоте резко сократить дистанцию и заштурмовать сооружение, или хотя бы забросать его гранатами. Тяжёлому оружию нижних уровней нужна высокая точность, а следовательно исключительно прямая наводка, а с этим у миномёта было очень плохо.

В принципе, 50мм миномёт был неплохим оружием, и хорошо подготовленный расчёт очень эффективно его использовал. А вот с подготовкой как раз и были проблемы. Если кадровую армию можно было годами держать на стрельбище, если кадровые бойцы были великолепными стрелками, то ополченцы и даже мобилизованные и кое-как подготовленные бойцы имели заведомо недостаточную квалификацию, и в их руках ротные миномёты были просто бесполезными. Вобщем, после гибели кадровой армии и массовой мобилизации, 50мм миномёты резко потеряли эффективность, в следствии чего их изъяли из взводов и свели в миномётные подразделения, чтобы миномётчики хоть как-то компенсировали свою косорукость плотностью огня, тем самым забрав у пехотинцев их единственное тяжёлое оружие. Таким образом, красные командиры солдат очень часто посылали на верную смерть. Пулемётов у немцев было достаточно, и они были не дураки, грамотно оборудовали позиции, должным образом их укрепляли, а внезапно открывшийся фланкирующий ДЗОТ укладывал целые роты на землю, после чего методично их истреблял до последнего солдата. Путь к отступлению был отрезан, своего тяжёлого оружия у пехоты не было, радиосвязь отсутствовала принципиально, и даже старшие начальники ничем не могли гибнущим подразделениям помочь. Иногда находились герои, которые ценой своей жизни забрасывали ДЗОТы гранатами, или даже затыкали амбразуры телами, чем спасали своих товарищей от верной смерти, но это было редчайшее явление, достойное звезды Героя и статьи в центральной газете, так что теперь на территории России имеется огромное количество полей, буквально засыпанных человеческими костями. Это действительно генацид.

Но, к великому сожалению, расеяне принципиально неспособны обучаться на собственных ошибках, и понимают только простые и очевидные вещи. Жизнь расеян должна очень сильно и в очень извращённой форме бить, чтобы они от жуткого, просто животного страха потеряли свой пьянящий оптизмизм похуизм, протрезвели, и на ясную голову поняли, какие же они всё-таки у нас расчудесные ебланы, и в чём конкретно они такие ебланы. Чтобы они резко поставили своих охуевших обезъян к стенке, и начали проблему решать заново, именно так, как её действительно надо было бы изначально решать. Порог протрезвения в России чрезвычайно высок, и соответствующее явление очень редкое в наших краях. Так что соответствующий подход к вооружениям продолжился и в послевоенное время, миномётная истерия сменилась ракетной, и сложно даже предположить, во что бы вылилось это наивное увлечение, случись в те годы ещё одна война. Ракету вообще-то пускать будет ещё сложнее, чем из миномёта стрелять. На показательных учениях "танкового биатлона" даже из самых лучших экипажей никто не смог уложить уложить танковый ПТУРС в цель, а ведь это десятилетиями стоящий на вооружении и в следствии чего предельно отлаженный ракетный комплекс. Вот. Всё-таки ракетную промышленность можно было бы поднимать и не предельной ценой...

Продолжение:
Часть _8. Развитие стрелковки в довоенном СССР.
Часть _9. Развитие стрелковки в послевоенном СССР.
Часть 10. Пистолеты и пистолеты-пулемёты послевоенного СССР.
Часть 11. Развитие стрелковки в СССР по итогам вьетнамской войны.
Часть 12. Развитие стрелковки в СССР по итогам афганской войны.
Часть 13. Комплекс стрелковки США и НАТО вообще.
Часть 14. Американские гранатомёты.
Часть 15. Итоги. Типовой комплекс стрелковки.
Tags: военная техника, оружие взрывное, оружие стрелковое, тут i-ссылки, тут фотка, эра ВМВ, это расея сынок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment