Уже-не-штабной Monster (monster) wrote,
Уже-не-штабной Monster
monster

Category:

Типология пехоты. Часть 2, организационные вопросы.

Для начала немножко общих слов...

Массовая пехота насильно набирается из немотивированных неквалифицированных людей, для которых война является лишним грузом и от которого они всеми силами хотели бы сбежать. Да, конечно же, государственная пропаганда разжигает ненависть у своего населения к врагу, смакует зверства и беспрестанно пугает, так что рядовой гражданин этого государственного врага, мягко говоря, не любит, равно как и чувствует свою ответственность за судьбу отечества, он от рождения виноват. Гражданин под угрозой трибунала не будет сопротивляться рекрутированию, также он будет слушаться приказов командиров, но эта война действительно не война рядового гражданина, это война элит, и рядовой гражданин рано или поздно попытается с этого поезда, несущегося в Ад, соскочить.

Массовая пехота набирается из узколобых зверьков, которые по своей природной глупости не испытывают гордости от той великой Чести, которая им уготована Империей, от чести умереть за своего Императора. Зверьки почему-то не хотят умирать, они постоянно стремятся разбежаться по домам, коварно оставив своего офицера наедине с врагом. Офицер постоянно обязан зорко следить за подчинёнными, в корне пресекая малейшие попытки к побегу, жёстко пресекая малейшее неповиновение. Солдат не должен даже мысли допустить о побеге. Однако, солдат хитёр, и он может подстроить всё так, чтобы заполучить шанс к побегу. И солдат достаточно невоспитан и подл, чтобы поднять мятеж в случае учинения офицером препятствий на пути к лёгкой и беззаботной жизни.

Нужно спокойно относиться к тому, что рядовой солдат рано или поздно перестанет подчиняться приказам или даже повернёт своё оружие против своего командира. Так было всегда и так будет всегда. Всегда и везде. Солдатские бунты случаются в каждой из армий, другое дело, что никто не хочет выносить сор из избы, и информация о них не доходит до широкой публики. Такова суть солдата. Мятежность, это неотъемлемый аттрибут призывной (рекрутируемой) армии, и командиры должны быть к этому абсолютно готовыми. Солдату даётся болтовая винтовка и несамозарядный револьвер не потому, что государство жмотится на маленькую пружинку или там бережёт патроны. Несамозарядный револьвер у солдата исключительно для того, чтобы увеличить шансы офицера в единоборстве с солдатом, которое рано или поздно произойдёт, и через что уменьшает шансы на собственно вооружённое неподчинение.

Солдат призывной армии, тот рекрут, которого ловят полисмены и в зарешёченных автобусах везут в свою часть, под охраной, он не может иметь высокоэффективного вооружения по причине своей неблагонадёжности. В современной России не выдают патронов солдатам в первую очередь потому, что они перестреляют друг друга и свой комсостав. Вы можете это отрицать, но оно именно так. И что же они будут делать в бою? Нет, штурмовая винтовка в руках у призывного новобранца, это несерьёзно. Я бы мог понять, если этот новобранец по сути дела являлся бы наёмником, если бы он получал неплохие деньги, был бы обеспечен всем необходимым, и если бы его везде сопровождал приличный "соцпакет", от привелегий и пенсий до страховки на случай ранения или смерти. Солдата вполне можно купить, но его невозможно купить за российские сто рублей. Классический солдат призывной армии, это рабочая скотинка, раб, которого гонят в атаку на убой отцы-командиры, чтобы выслужиться перед своими генералами, перед бенефициарами этой войны. Перед выгодополучателями.

Типовой солдат в типовых условиях ни в коей мере не является выгодополучателем от войны. Типовая война, это война элит, а у элит отношение к солдату всегда и везде одинаковое, и более того, враг даже может быть более комфортен для солдата. И уж точно на войне не происходит ничего такого, за что бы стоило класть свою жизнь. Это действительно не его война. Конечно же, солдату можно внушить, что это всё-таки его война, что враг пришёл, чтобы есть младенцев и насиловать жён, но тот адреналиновый шторм, который вызывается ощущением близкой смерти, очень эффективно прочищает мозги, и по итогам боевого экспириенса политморсос падает ниже плинтуса, так что удержать в узде солдата способен только жёсткий и аккуратный террор со стороны отцов-командиров. Вот только в общем случае эти отцы-командиры являются самыми обыкновенными людьми, от природы лишёнными аккуратности и прямоты рук, и эффективное взаимоотношение солдата и офицера возможно только лишь под угрозой неминуемого расстрела солдата офицером, но никак не наоборот.

В массовой рекрутируемой армии солдатское оружие в обязательном порядке должно быть расчитано на исключительно дальний бой, и иметь максимум штрафов на бой ближний, в то время как для комсостава всё происходит с точностью до наоборот. Офицера совершенно не интересуют те цели, по которым стреляют солдаты, но офицер должен быть ежесекундно готов вершить трибунал, для чего ему и выдан огнестрельный короткоствол и длинномерный холодняк. Пистолет, это аттрибут представителя правящего класса, аттрибут Судьи, и пистолет сразу же делает бойца начальником. Именно поэтому все так жаждут этих пекалей, чтобы заполучить Власть над всеми этими окружающими гопнеками. Власти человечкам захотелось, и не более того. И длинные ножи уважают тоже именно потому. Шашка, это точно такой же аттрибут офицера, как и товарищ маузер. Бошки непутёвые рубить, да. Холодный мотиватор, в дополнение к горячему мотиватору, и ни того, ни другого, рядовому солдату не положено иметь; у солдата должен быть исключительно длинный ствол, и маленький коротенький ножик для бытовых нужд.

Отделения рядовых солдат не могут иметь ни боевых ножей, ни короткоствола, ни полноценного автоматического оружия. Пулемёт выделяется в отдельное отделение с расчётом из лично преданных офицеру солдат, для нахождения под непосредственным наблюдением офицера. Пулемёт, это не только пулемёт, но и заградотряд. Рекруты принципиально лишены и средств индивидуальной бронезащиты, чтобы упростить для офицера процесс суда. Рекрут дёшев и ненадёжен, и его потеря ни на что не влияет. Это офицера нужно защищать любой ценой, а рекруту бронежилет не будет даваться никогда, и даже стальной шлем проходит по статье роскоши. Если солдат наивен, глуп и ленив, то ему и жить-то незачем, не говоря уже про то, чтобы занимать место рядового в пехоте Империи. Пусть учится маскироваться, уклоняться, защищаться штатным снаряжением и местными предметами. И если преуспеет, то получит повышение, путём перевода в более ценное подразделение с более серьёзным снаряжением и вооружением.


Организация массовой пехоты. Иерархия в среде рекрутов.

Для создания хоть сколько-то полноценной обороны на местности достаточно классического взвода в составе 30-40 человек. У меня взвод идёт в 64ч, так что низовой единицей получается полувзвод, 32ч: два отделения рядовых стрелков по 8ч, одно отделение проверенных стрелков 8ч, плюс пулемётный расчёт 4ч, плюс группа управления 4ч. Все стрелковые отделения идентичны по вооружению и оснащению, разве что первое отделение будет первым во всём, в т.ч. по обеспечению. Вооружение и снаряжение будет отборным, но не более того. Таким образом, получаем стандартные три стрелковых отделения при поддержке пулемётного расчёта и группы управления взводом. В классической роте действительно три одинаковых стрелковых взвода, вот только один из них является первым и отборным, и на фоне вторых он будет истинной кавалерией. Дедушка рвёт духов как тузик грелку. И, кстати, о духах и девушках дедушках.

Новобранец после прибытия в часть становится "запахом". Он слаб и косячен, его нещадно гоняют на КМБ (курсе молодого бойца), и он откровенно воняет. После завершения КМБ "запах" принимает присягу, получает оружие, и его прекращают гонять 24 часа в сутки, чтобы у него оставались силы на случай боевой тревоги. Так "запах" становится просто "духом", молодым, но уже солдатом. Боеспособность этого солдата откровенно никакая, он ничего не умеет, не знает, он спит на посту, и так далее. От "духов" проблем ничуть не меньше, чем от раздолбаев-дедушек. Но этот солдат есть, и куда-то его нужно деть. Существенная доля любой армии состоит из таких солдат, и это нижний слой пирамиды солдатской иерархии. По прошествию где-то полугода солдат более-менее понимает, что есть что, у него начинает что-то получаться по службе, и его "расслабляют", переводя в "черпаки".

За "черпаком" уже не ведётся круглосуточного наблюдения, потому что если бы он хотел, то сбежал бы ещё будучи "духом". Его уже не прессуют за каждый пустяк, потому что он уже достаточно проверен, его незачем прессовать. Более того, командиры даже начинают закрывать глаза на мелкие шалости "черпака", потому что это какой-никакой, но солдат. А ещё через год "черпак" становится "дедом", опытным солдатом. "Дедушка" носит ушанку по-лихому, на затылке, но отнюдь не потому, что ему так нравится, а это чтобы командиру издалека было понятно, что вот это вот -- "дед". Командиры перекладывают на "деда" часть своих забот, попутно его неслужебно мотивируя. У "дедушки" отборное оружие и лучшее снаряжение из доступного. Однако, это ещё не ефрейтор, потому что типовой солдат себе на уме, и у него даже где-то припрятана пуля для командира, так, на всякий случай. Далеко не каждый дедушка благонадёжен, и лишь избранные становятся ефрейторами. Ефрейтор, это вольноотпущенный боец. Если дедушка ходит в самоволки, то у ефрейтора законное увольнение в любое время вне наряда. Потому, что он не сбежит. Плюс надбавка и прочие пряники.

Ефрейтор, это кандидат в сержанты. Если ефрейтор не просто благонадёжен, но ещё и заинтересован в карьере, если он целеустремлён, физически крепок и достаточно харизматичен, чтобы увлекать за собой солдат, то он станет сержантом при первой же возможности. Сержант, это на самом деле не более чем укротитель рядовых. Крысиный король, продавший душу крысолову. Надсмотрщик. Его задача состоит в обеспечении управляемости подразделения, и любой ценой. Если рядовой что-то не хочет, то сержант должен его заставить, силой ли, или уговором. Сержанты, это такие вдохновляющие чемпионы, которых ниспосылает Лорд Хаоса на наши земли. :) Сержант, это рядовой, пытающийся запрыгнуть в офицерскую лодку. В нормальной армии каждый офицер должен пройти через шкуру сержанта, однако, для офицерской должности необходим интеллект и знания, чего типовому сержанту недоступно, и подавляющее большинство сержантов, смирившись со своим потолком, заканчивают службу старшиной.

Линейка солдатских рангов:
0. "Запах". -- новобранец, курсант КМБ.
1. "Дух"... -- молодой солдат после КМБ.
2. "Черпак" -- опытный солдат со стажем более полугода.
3. "Дед"... -- старослужащий солдат, стаж более полутора лет.
4. Ефрейтор -- вольно-отпущенный благонадёжный боец.
5. Сержант. -- унтер-офицер, боец после командирских курсов.
6. Старшина -- пожилой солдат без высшего военного образования.


Боевая ценность примерно удваивается с каждым уровнем. У нас старшина влёгкую разгонял толпу забыковавших "дедушек" ремнём. Ну а хуле, старший прапорщик, стаж 25 лет. Мы одновременно ушли на дембель. Пусть "дедушки" моложе, проворнее, и даже физически сильнее, но старшина опытней, злее, и сильнее духом, так что "дедушки" его по-настоящему боялись, тем более что он старше по званию и имеет право убить подчинённого. "Дед" является кавалером относительно "черпака", и подразделения из старослужащих вполне могут считаться кавалериейскими относительно рядовых даже при идентичном вооружении. И идентичность вооружения является изначальной фичей, потому что "дед" проявит себя только тогда, когда с ним будет тот образец оружия, с которым он прослужил эти несколько лет. На новое оружие нужно переучиваться с нуля, и такой "дед" снова становится "запахом".


Ранги бойцов разных типов пехот.

Итак, у солдат ранжирование идёт по выслуге лет. Солдат начинает запахом, через духа проходит до черпака, становясь более-менее полноценным солдатом, и в конце концов заканчивает дедом. Некоторые солдаты из солдатской иерархии выпадают, становясь ефрейтором или даже сержантом, и далее старшиной или даже офицером. Это ни что иное, как профессиональное ранжирование. Если у рядовых солдат всё упирается в опытность, то профессионал приобретает опыт не методом проб и ошибок, а целенаправленно, путём специализированного обучения. Профессиональная линейка рангов строится на исключительно образовании бойцов.

Солдат, вставший на профессиональную стезю, начисто выпадает из солдатской иерархии. Если солдат изначально подготовлен, опытен, и тем более если он прошёл курсы уже в процессе армейской службы, то он может пройти мимо даже черпака напрямую в ефрейтора или даже сержанты. Те, кто проходят сержантские курсы в нормальных армиях, уже через полгода становятся полноценными унтер-офицерами, которых будут побаиваться даже видавшие виды деды. Однако, профессиональные солдаты проходят непрерывный отбор, любая карьера напоминает бег с препятствиями. Обучение солдат строится не непрерывно, а ступенчато, когда за одним куском знаний по итогам практики даётся доступ к другим кускам знаний. Ранги профессиональных солдат соответствуют числу успешно преодолённых ступенек обучения. Однако, ничего не запрещает сдать все эти курсы экстерном, преодолев солдатские 25 лет за полчаса. Так рождаются офицеры.

Офицер, это изначально высокомотивированный солдат, который видит военную службу делом своей жизни. От обычного рядового профессионала такой солдат отличается завышенными амбициями, он должен с остервенением вгрызаться в гранит военных знаний, проходя семимильными шагами всё то, что для сержанта занимает месяцы и годы службы. И совершенно естественно, что офицер отличается от сержанта и личными качествами, он существенно амбициознее, умнее, хитрее, усидчивее. Офицер сделан совсем из другого теста, нежели чем пусть даже профессиональный солдат. Офицер, это всегда представитель элиты общества. Таким образом, образование для офицеров отходит на второй план, потому что они добровольно постигают вообще всё, что только можно постичь. Офицер фанатично изучает науки, тренируется, и даже эксперементирует, исследует передний край военной науки, частенько уходя далеко за пределы обыденного. Поэтому у таких элитариев ранжирование производится уже не по образованию, а по заслугам. Все знают всё, а вот уважение окружающих действительно нужно заслужить.

Таким образом, рядовой солдат в армии всего лишь выживает, и ранжирование проводится по выживательной способности. Армия гоняет нижние чины на пределе их сил, и только лучшие доживают до седин, заслуживая уважение своей надёжностью у командиров. Профессиональные бойцы уже с первого дня пытаются заслужить уважение своей надёжностью, и они неуклонно совершенствуются в своём деле, при каждой возможности выслуживаясь перед командирами, всеми своими действиями крича, мол, вот какой я молодец!, вот какой я совершенный инструмент!, возьми, мол, меня себе в обойму. Сержант уже не выживает, он пытается стать идеальным инструментом. Офицеры же выше всего этого, они обладают собственным достоинством, и производят организующее, инфраструктурное действие. Офицеры, это такие организаторы, и доблестью офицеров является успешная организация всевозможных дел. Хороший офицер, это тот, которому готовы довериться другие офицеры. Офицер может иметь живот, носить очки, и не уметь стрелять, но офицер обязан думать за остальных на несколько шагов вперёд, упреждая каждый их ход.

Итого:
- У призывников... ранг идёт по выслуге лет;
- У профессионалов ранг идёт по образованию;
- У элитариев..... ранг идёт по заслугам.



Вопросы владения. Личное и индивидуальное.

Мало кто из вас это понимает, но рядовой солдат вообще не имеет ничего своего. Шинель, сапоги, портянки, и даже значки, это не собственность солдата, а казённое имущество, которым обеспечивает солдата его командир. Даже ордена и медали в нормальной армии выдаются под роспись, как автомат. Личные вещи солдата обычно умещаются в одном его кармане, если они вообще есть. Блин, да мало кто из вас вообще понимает, что такое личная вещь. Личная вещь, это вещь, находящаяся у человека во владении. А владение в свою очередь, это далеко не только ношение. Владение, это в первую очередь ответственность. Личная вещь, это вещь, которую солдату разрешено продать, уничтожить, купить. Личная вещь, это вещь, которую солдат обязан хранить. По сути дела личные вещи солдатам хранить запрещено, потому что личная вещь является частной собственностью, она всегда ограничивает окружающих во владении, у окружающих такой вещи нету, они хотят её иметь, и они рано или поздно постараются эту вещь украсть.

Личные вещи поощряют воровство в солдатской среде, которое в свою очередь ухудшает микроклимат в подразделении и которого нужно избегать любой ценой. Сапоги выдаются солдату со склада не для того, чтобы солдат их носил. Сапоги выдаются солдату со склада только для того, чтобы этот солдат не выстрелил в затылок соседу, чтобы забрать у него его сапоги. Солдату запрещено иметь свои личные сапоги только для того, чтобы сосед не выстрелил ему в затылок, чтобы забрать эти сапоги. В солдатских подразделениях в принципе исключаются какие-либо яблоки раздора, там есть либо коллективные вещи, т.е. предметы общего пользования, либо индивидуальные вещи, которые имеются сразу у всех. Солдату в любой приличной армии запрещено что-либо иметь.

Личная собственность начинается с вопросов хранения, она начинается с того, что тем или иным способом исключается воровство. Рядовые солдаты спят в одной казарме, они делят между собой быт и квадратные метры, и отсутствует какой-либо механизм предохранения от воровства. Личная собственность, это по сути дела казна, и она возможна только у относительно высокопоставленного должностного лица. В армии чем-то владеть способен только тот, кто заведомо способен всех потенциальных воров покарать. Личная собстенность в армии начинается с унтер-офицера. Да, действительно, солдат может взять что-то такое эдакое с собой в армию, но с высокой вероятностью это что-то эдакое в этой армии и пропадёт. Сохранить солдат способен только то, что он носит непрерывно с собой. Если же нужно хранить что-то более объёмное, то к этой вещи должен быть приставлен часовой.

Всеми вещами в подразделении владеет его командир. Кто в подразделении командир? Ни за что не догадаетесь. КАПТЁР. Завхоз. Итендант нижнего уровня, старшина. Именно на старшину записаны все вещи в подразделении, от портянок, до автоматов и казармы. И старшина уже может чем-то там владеть. Носить малиновые штаны. Но старшина, это обычно как минимум уровень взвода, а какое-либо имущество начинается уже с командиров отделений и даже ефрейторов, командиров звеньев, которые имеют каких-никаких подчинённых, и имеют возможность коллективными усилиями своё имущество обронять, когда то не находится под замком и печатью у старшины. Однако, унтер-офицеры могут владеть только ограниченным имуществом, обычно это одежда и мелочёвка, а оружие и тяжёлое снаряжение уже относится исключительно к старшине, потому что только старшина способен выставить дневальных, круглосуточный боеспособный пост.

Реальным командиром низовых подразделений является самый старый солдат, старшина. Старейшина. Дело тут в том, что правильный старшина является точно таким же солдатом, как и рядовые, это точно такой же слуга, непрерывно обитающий в казарме, и неотделимый от подчинённого ему подразделения. Он может иметь собственное хозяйство, жену, но всё дело его жизни заключено внутри роты, это его личное хозяйство, в то время как офицер является изначально вольным, он в принципе избавлен от имущественных проблем. В отличие от старшины, офицер имеет собственный особняк, собственный дом. В роту офицер приходит исключительно либо по делу, либо в свободное от дома время. Офицер является внештатным командиром, он осуществляет руководство подразделением через старшину, дополняя его авторитет и харизму своими знаниям, навыками, и связями.


Организация имущества в низовых подразделениях.

Рядовой солдат гол и безоружен, он не может иметь ничего, однако, чтобы солдатик от этой наготы не издох, от командира выдаётся солдату некоторое довольствие. Вещи не во владение, но в пользование. В отличие от солдата, унтер-офицер уже может владеть небольшим имуществом, которое обычно ограничивается одеждой, снаряжением, инструментом, предметами быта, и прочими вещами небольшой ценности. Обычно это одна сумка. Чемодан. Но это мелочёвка, потому что действительно ценными вещами нижний унтер-офицер обладать не может, он просто не способен их надёжно хранить. Проблемы с владением решаются только на уровне старшины, и старшина уже может владеть абсолютно всем, почему ему, собственно, и положен личный пистолет. Старшина в любой момент может выставить у своего пистолетика круглосуточный караул. Однако, и офицеры, и унтер-офицеры, им всем требуется время от времени своё подразделение покидать, и любое личное имущество ограничивается тем, что человек способен унести на себе. Даже имущество офицера ограничивается одной сумкой. Чемоданом. Это единицы килограмм.

Личное оружие в виде пистолета может иметь только командир, начиная с офицерского уровня. Старшина, это вобщем вполне офицер, офицером его не называют исключительно только по отсутствию образования, а по снятии вопросов образования старшина однозначно приравнивается к офицеру. Например, по демобилизации старшина легко получает офицерские погоны. По довольствию старшина тоже предельно приближен к честному офицеру, отличаясь от него только в мелочах, чтобы было, куда стремиться. Старшина, это уже представитель элиты, потому что это всегда достаточно проверенный, заслуженный солдат. Сержант теоретически тоже может иметь пистолет, но далеко не любой пистолет, это должен быть пистолет под имеющийся в подразделении патрон. Плюс сержанту этот пистолет нужно будет постоянно носить с собой, в дополнение к обычному оружию, тем более что при необходимости сержант такой пистолет может получить от командира, так что личного оружия сержант тоже не должен иметь. А рядовой солдат ни личного оружия, ни даже каких-либо ценных вещей не может иметь вообще.

Личным оружием может являться как максимум пистолет или пистолет-карабин, но уже винтовкой в армии даже офицер не сможет полноценно владеть. Исключение составляет случай, когда к винтовке прилагается арсенал, но это уже не совсем то. Винтовка, которую нужно держать в оружейной комнате и доставать через дежурного сержанта, это действительно не совсем то. Вот такой вот казус. Арсенал иметь можно, а винтовку -- нет. Винтовка принадлежит итенданту, старшине, в отсутствие которых она временно передаётся дежурному сержанту. Винтовка, это уже не личное, а индивидуальное оружие, которое не постоянно переносится с собой, а лежит в оружейной пирамиде в ожидании выдачи. И индивидуальное оружие радикально отличается от личного. Винтовка приписывается солдату точно также, как боевой пост. По боевой тревоге солдат обязан взять свою винтовку, и он не имеет права её бросить до отбоя, потому что это может быть приравнено к отлучению с боевого поста.

Старшина, командир взвод-роты, может иметь исключительно только низовое, индивидуальное оружие. Он является хозяином только в расположении взвода-роты, обладаемые им помещения существенно ограничены в объёме, и там в принципе нельзя ничего крупного хранить. Взвод имеет только то, что способен унести с собой, и имущество командира взвода ограничивается тем весом, который способны перенести подчинённые ему солдаты. По сути дела старшина владеет только индивидуальным вооружением и снаряжением бойцов, сменным бельём, разовым комплектом припасов, и скудным коллективным снаряжением, но не вооружением. Полноценного коллективного вооружения низовое подразделение иметь не может, потому что тому требуется внушительный по весу и объёму боекомплект, для которого нужен уже полноценный склад. Тыл любых роты-взвода ограничивается одной-двумя телегами, единицами тонн груза, а серьёзный тыловой обоз, это уже батальонный уровень.

Командир батальона имеет склады, техчасть, и в батальоне уже имеется достаточно транспортных средств и помещений, чтобы иметь тяжёлые вооружения. Если взвод ходит пешком, а рота имеет минимальный обоз, то в батальоне имеется полноценный тыл с кухней, хлебопекарней, лагерным имуществом, и даже баней. Батальон может иметь большое и много, но имеются и ограничения. Калибры батальонных пушек ограничиваются уже не транспортом, а требованиями мобильности на поле боя и снабжения боеприпасами. Вполне может сложиться ситуация, когда несколько батальонов будут снабжаться по одной-единственной дороге, при непрерывных артобстрелах и бомбардировках, плотность перевозок будет существенно превышать скорость расхода припасов в бою, и все эти транспортные колонны должны оставлять место на коммуникациях, чтобы иметь возможность дополнительно перебрасывать по ним подкрепления и маневрировать резервами. Таким образом, начиная с батальонного уровня отпадают бытовые ограничения, и начинаются ограничения организационные. Майор, командир батальона, это уже не офицер, а маленький генерал. Владелец, пусть небольшой, но армии.
Tags: военная инфраструктура, военная организация, война, классификации, организация, оружие стрелковое, оружие экипировка, политика, ранги солдат, род инфантерии, теория оргструктур, тут фотка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments