Уже-не-штабной Monster (monster) wrote,
Уже-не-штабной Monster
monster

Category:

Уровни армейской иерархии, собственно по ведению боя.

Данный текст совершенно случайно родился при разборе армейских иерархий, и мне он сейчас как бы не нужен, поскольку никаким боком не прикладывается к теме армейским шасси. Но, раз уж написал, то чего добру пропадать...


Всего я насчитал более десяти уровней армейской иерархии, причём они все очень разные по своей сути. Уровни до взвода абсолютно бесполезны для целей войны, поскольку они не могут занимать территорию, территорию может занимать только формирование от взвода и выше. Но взвод, это лишь тактическая единица, взвод обозначает точку, клетку на карте, и это лишь самый мелкий уровень, пешка в игре. Взвод, занимающий опорный пункт, неспособен больше ни на что, кроме обороны своего опорного пункта. Его можно окружить, его можно осадить, его можно начать медленно смешивать с землёй, и взвод ничего не сможет этому противопоставить. Взвод является тактической единицей, но тактики как таковой на взводном уровне нет, в связи с чем взвод крайне редко ведёт самостоятельные действия.

Тактика, это построение и манёвр, и тактический уровень по сути дела начинается только с уровня роты. Но рота не является самостоятельной единицей, она имеет минимальный тыл, который практически беззащитен. Взвод может оброняться на промежутке до 500м, т.е. ротная обронительная линия может иметь в длину едва полтора километра, то есть при круговой обороне получается кружок диаметром в каких-то полкилометра. Ротный тыл простреливается насквозь. А вот батальонный тыл уже достаточно глубок, в следствии чего относительно безопасен даже при круговой обороне, он скрыт от невооружённого взгляда и находится вне досягаемости пулемётного огня. В батальонном тылу уже возможно не только держать резервы, но и их относительно скрытно перемещать и накапливать, что даёт батальону некоторую инициативу, некоторую свободу действий, которую можно использовать как в обронительных, так и в наступательных целях, ловко побивая козыри противника своими козырями.

Батальон способен навязать противнику свою волю, он может изготовиться, и нанести неожиданный удар в любое доступное место, почему собственно батальон и является основной тактической единицей. Батальон способен активно маневрировать и изгибать линию фронта по своей воле, но, поскольку противостоит ему точно такой же батальон, то этот изгиб легко убирается, выпрямляя линию фронта. Одиночный батальон не способен нанести противнику реального поражения, его силы слишком скудны, и даже полк слабоват в этом деле, тут нужна структура более высокого ранга. И вот определением такой структуры мы сейчас и займёмся. Но для начала нужно более детально разобраться, что же у нас происходит на поле боя.


Бой, какой он бывает и зачем он бывает.

Поле боя достаточно ограничено в размерах, и ограничено оно не столько географией, сколько возможностями оружия; задача наступления состоит не в том, чтобы бежать куда-то далеко вперёд, а в том, чтобы занять некоторый рубеж, с опорой на который можно будет усилить свои позиции и ослабить позиции противника. Но воевать ради квадратного километра чистого поля совершенно бессмысленно, если этот квадратный километр не имеет никакой особой ценности. Да даже будь там сто километров, если там чистое поле, то толку-то от боёв, ноль. И совсем другое дело, если поле там не чисто. :))

На земле располагается великое множество целей, и некоторые из таких целей очень и очень важны, причём стратегически важны. Золотая шахта, нефтяная вышка, портал в загробный мир. :)) Тут уж есть, за что бороться, ага. Но это конечно уже будет почти что конечная цель, а весь танец войны будет происходить на дороге к таким вот стратегическим целям. Оброняющаяся сторона пытается не дать, а нападающая, всеми силами силится взять. А чтобы брать, нужны какие-то основания, какая-то точка опоры, вот оброняющаяся сторона и пытается все эти основания из нашей реальности изъять.

Накидаю навскидку весь этот "айсберг" оснований для атакующей стороны.
0. Собственно конечная цель, стратегический пункт.
1. Плацдарм, с опорой на который будет производиться исполнение цели.
2. Дорога до плацдарма.
3. Промежуточный опорный пункт.
2. Дорога до плацдарма.
3. Промежуточный опорный пункт.
и т.д.

Если бы армия функционировала как живой организм, если бы она рождала все силы и средства прямо в пути, то никаких промежуточных опорных пунктов бы не требовалось, наступление было бы непрерывным и неостановимым. Однако, в жизни всё совсем не так, в жизни требуются не только привалы, обеды и перекуры, но и паузы для смены техники, накопления боеприпасов, пополнения атакующих сил. Таким образом, вся война делится на две фазы, фазу движения, и фазу подтягивания тылов. Как у гусеницы, ага. :)) А тылы не чудесным образом материализуются из воздуха, да, их нужно везти из собственно тылов. Таким образом, к опорным пунктам ещё прибавляются и коммуникации, да и сами опорные пункты практически всегда располагаются в узлах коммуникаций, то есть в городах. Поэтому населённые пункты являются важными целями на пути к стратегической Цели, тем более что города сами по себе имеют стратегическое значение.

Итак, целями войны кроме собственно целей войны являются ещё и коммуникации, и промежуточные опорные пункты, и вся борьба собственно и идёт лишь за контроль за коммуникациями и промежуточными опорными пунктами. Не, есть конечно ещё две стратегии, "на сокрушение", когда производится попытка нанести решающее поражение вражеским войскам, чтобы дальше идти к своей Цели в парадном строю; и "на истощение", когда вместо решающего поражения враг должен будет медленно расстрачивать свои ресурсы в ничего не значащих мелких стычках, да, как в шахматах, ага. :)) Но нам эти две последние стратегии не интересны, поскольку это не война, а извращение, и едва ли когда у кого это извращение получалось. А вот силовой захват и последующая аннексия, это весьма и весьма распространённое явление.

Но вернёмся к нашим задачам.


Коммуникации и опорные пункты.

Опорный пункт выносится двумя путями: либо решительным штурмом, либо окружением и блокированием снабжения. Первый путь требует первоклассных тяжёлых сил, и он достаточно дорогостоящ, почему такие решительные штурмы во все времена стараются минимизировать числом, либо организуя окружения, либо даже просто угрозу окружения. Окружение уже вполне производится лёгкими и второсортными силами, но такие силы во-первых, должны быть ловчее окружаемого противника, а во-вторых, такие силы должны будут оставаться на месте котла на достаточно долгое время, блокируя передвижение противника. Не, конечно это всё несколько устарело, и говорят что современная армия как тузик грелку рвёт любую линию обороны, но фича окружения в вязкости, оно пропускает сильные силы, но херит нахер слабых снабженцев и тыловиков.

При окружении опорный пункт фактически теряется противником, но хочется бОльшего, а именно, разгрома окружённых сил. Да, тут уже на первый план выходят стратегии "на сокрушение" и "на истощение", причём скорее вторая, чем первая. Вобщем опорный пункт хотелось бы не только окружить, но и удержать окружённые войска внутри в нём, не дать им вырваться на свободу. А у противника, соответственно, обратная задача, задача не дать себя окружить, и при окружении пробиться назад к своим, что и накладывает ограничения на автономность подразделений, она должна быть достаточной. Соответственно, возникает вопрос, а какой глубины должна быть оборона окружающих войск, толщина "шкуры" окружения, и какой ширины должен быть участок прорыва, "трубка" прорыва. Да, действительно, это один общий вопрос, минимальная толщина окружающих войск равна минимальной ширине прорыва.

Окружение и прорыв должны иметь достаточно толстую "шкуру", которая надёжно отделяла бы окружаемые или разделяемые войска от "большой земли". Если брать по минимуму, то толщина "шкуры" будет определяться наличием "кровеносных сосудов", то есть коммуникаций, или, точнее говоря, пространством, необходимым для защиты этих коммуникаций. Для самой дороги обычно достаточно промежутка в пару десятков метров, но если позиции противника находятся ближе полукилометра к этой дороге, то это будет не дорога, а тир, настоящая дорога смерти. Поэтому дорога должна быть расположена вне поля зрения противника, чтобы противник не мог вести прицельный огонь по этой дороге, для чего обычно достаточно, скажем, 5км с каждой стороны, или 10км суммарно. Прорыв должен осуществляться на пространстве обороны минимум полка, нужно разгромить один полк, и нанести поражения соседним полкам, прорядить их боевые порядки, сделать невозможными активные действия, и вообще, выбить их с позиций.

Если бы взаимодействие между дивизиями было бы минимальным, то удар стоило бы наносить по одной дивизии, в лоб, но в реальных условиях у дивизий налажена связь с соседями, и соседние дивизии будут помогать ближайшим к себе полкам атакуемой дивизии, то есть атакующие будут под обстрелом артиллерии сразу трёх дивизий. Какое западло, да, поэтому атака производится обычно не в лоб дивизии, а в стык дивизий, тем более что там относительно свободное место, свобода действий там несколько выше, чем перед окопами.


Прорыв линии фронта.

Итак, для прорыва нужно нанести поражение и выбить с позиций минимум два пехотных полка противника, после чего открывается дорога в ближний тыл. Да, это ещё не конец, потому что у противника имеются резервы, и скорее всего там подготовлена вторая полоса обороны, а может быть и третья, которые могут не дать возможности окружить полки первой линии обороны. Если вторая линия располагается в паре километров от первой, то зайти в тыл первой линии практически невозможно, нужно будет подставлять противнику свой тыл и враг не протормозит этим воспользоваться. Поэтому прорыв должен осуществляться сразу на всю глубину, после чего войска разделяются на три части: две части производят охват и окружение левой и правой частей прорванной обороны, а третья часть идёт собственно в прорыв, на максимальной скорости уходит в глубокий тыл, пытаясь занять стратегически важные позиции.

Прорыв достаточно рискованное дело, поскольку у противника в тылу наверняка имеются резервы, и враг сможет ударить в фланг наступающим войскам, и даже возможно отсечь их от тылов, но даже в таком виде прорвавшиеся войска должны быть способными занять узел коммуникаций и перекрыть снабжение фронтовым войскам противника, после чего их боевая ценность начнёт резко стремиться к нулю, завершаясь разгромом этих отрезанных от снабжения войск противника. Отрезанная ткань всегда отмирает.

Прорыв должен производиться на участках двух полков, удар должен наноситься в стык двух дивизий. Удар должен наноситься достаточно глубоко, чтобы сделать возможным полноценный охват войск противника, их окружение и последующее уничтожение; вероятнее всего придётся преодолять две-три оборонительных полосы, плюс наносить поражение контратакующим силам противника.

Соответственно, атакующие силы должны иметь:
1. Три ударные группы, каждая способная разгромить укрепившися полк противника.
2. Артиллерию, достаточную для подавления артиллерии двух дивизий.
3. Пехоту для укрепления канала прорыва.
4. Мотопехоту для охвата, блокирования и возможно окружения полосы обороны.
5. Крейсерскую группу для удара по узлам коммуникаций.
6. Обоз для крейсерской группы, обеспечивающий ей автономность не менее недели.

Что выделить в крейсерскую группу, и какой обоз ей выделять, это уравнение при многих неизвестных, и в данном эээ труде :)) мы их рассматривать не будем, ограничивая своё внимание на прорывающих линию фронта силах, и силах, формирующих границы прорыва. Да, войска, которые прорывают фронт, и войска, охватывающие и окружающие противника, это совершенно разные войска, причём разные не только по номерам и командирам, но и по своему составу, т.е. по своей силе и цене.

Для надёжного проламывания обороны нужны особенные силы, которые не требуются для обычных пехотных дивизий, тупо садящихся в оборону. Атакующей стороне нужны инженеры, нужны мощные танки, нужна сильная артиллерия, нужна мощная ПВО, и тэдэ, и тэпэ, но кроме собственной артиллерии атакующих подразделений требуется ещё и усиление, которое будет использоваться только на участке прорыва и только на время прорыва, после чего будет переназначено на другие задачи. Расстрелять лишний эшелон боеприпасов с обжитых позиций будет значительно удобнее, нежели тащить новую матчасть и пополнение к обескровленным наступающим войскам, да по забитым людями и техникой избитым хреновым грунтовым дорогам, да под постоянными штурмовками и артобстрелами...

Войска, прорывающие фронт, лучше организационно разделять по сторонам прорыва, поскольку вражеские контрудары будут наноситься сразу с обоих сторон, и один человек с этим просто не справится. Полк имеет полосу обороны где-то в 10км, причём в первой полосе стоят только два батальона из трёх, следовательно, в первой линии прорывающихся должно быть два сильных танковых полка, а вторая линия наступающих должна состоять из пехоты, чтобы зачищать занятую территорию и занимать оборону, прикрывая прорывающимся фланг и тыл. Это типа современная танковая дивизия.

Танковая дивизия будет паровозиком для натягиваемой шкурки охвата, и ей в след должна идти мотопехотная дивизия, которая будет идти не столько в прорыв, сколько в стороны, наступая по пятам отступающего противника, сковывая его действия и занимая территорию. Потом между этой пехотной дивизией и прорывающейся танковой дивизией появится промежуток, в который нужно будет вводить следующую мотопехотную дивизию, и так далее, пока облицовка прорыва будет иметь смысл.

Таким образом, для прорыва нужно:
- две артиллерийских группы, размягчающие войска противника и нейтрализующие его артиллерию;
- две танковые дивизии, проламывающие фронт и торящие дорогу для охвата противника;
- мотопехотные дивизии, цементирующие место прорыва, производящие охват и окружение противника.

Как уже должно бы быть заметно, тут чётко выделяются увязки из одной танковой дивизии и нескольких моторизированных пехотных, такое соединение способно прорывать фронт и окружать противника, после чего окружённые войска без особого труда можно будет уничтожить. Это примерно то, что у нас принято называть механизированным корпусом.

Об успехе прорыва оброняющимся станет известно, когда танковая дивизия выйдет в тыл атакуемому соединению, после чего дивизия пойдёт далее охватывать полосу обороны, а противник начнёт судорожно пытаться вывести из под охвата свои войска, удерживающие эту полосу обороны. Однако, на снятие с места полку требуется значительное время: нужно вывести машины, подвести их к точке сбора войск, погрузить их и выдвигаться к дороге, причём это передвижение будет производиться по пересечённой местности и под ударами наступающего противника. Едва ли можно погрузить и вывести полк быстрее, чем за полчаса-час, а за это время танки пройдут несколько десятков километров.

Таким образом, мехкорпус после прорыва может охватить не более, чем 60 километров, то есть две дивизии, и ему достаточно в своём составе иметь три пехотных дивизии, ну, кроме одной танковой. Однако, танковая дивизия после прорыва будет уже совсем не та, и хорошо бы иметь ещё одну танковую или хотя бы механизированную дивизию, пусть и вместо одной пехотной, т.е. желательно в мехкорпусе иметь две мотопехотные дивизии, плюс либо две танковые, либо одну танковую и одну механизированную дивизии.

Но корпуса в одиночестве способны сожрать разгромить лишь формирование уровня дивизии, а хочется заметно бОльшего, поэтому мехкорпуса выгодно сводить в формирования более высокого уровня, танковые армии, дополняя их обычными пехотными дивизиями, чтобы можно было не только прорвать фронт и разгромить пару вражеских дивизий, но и поставить под угрозу значительный участок фронта, заставляя противника панически отступать, бросая технику и имущество, т.е. теряя силу и вообще боеспособность отступающих войск.

Танковая армия для прорыва фронта и последующего охвата войск противника должна иметь 1) механизированный корпус, 2) мощную артиллерийскую группу, 3) несколько мотопехотных дивизий, плюс 4) тыловые и транспортные подразделения, позволяющие армии значительное время функционировать в отрыве от главных сил. При прорыве мехкорпус производит собственно прорыв, при поддержке армейской артиллерии, после чего производит охват, снося все заслоны и отбивая контрудары; мотопехотные дивизии вводятся вслед за мехкорпусом, и прикрывают его фланг и тыл, входя в соприкосновение с противником, начиная его теснить, расширяя и облицовывая область прорыва.

Кроме собственно прорыва танковая армия должна быть способной форсировать водные преграды, брать города, организовывать оборону, вобщем уметь всё и вся, причём делать это ей нужно в отрыве от тылов, на одних возимых запасах. Но эта высокая автономность совершенно не означает отсутствие необходимости в снабжении, снабжение нужно пытаться наладить любой ценой, поскольку это значительно увеличит эффективность действий армии.

Прорыв лучше всего осуществлять сразу тремя и более армиями, причём две армии будут прорывать фронт и совершать охват линии обороны противника, влево и вправо, а остальные армии будут производить удары по стратегически важным целям в глубоком тылу противника.

Но использовать прорыв чисто для прорыва несколько неразумно, потому что тут с минимальными затратами можно сразу перемолоть кучу войск противника, окружив их, и затем уничтожив. Только вот противник не дурак, и он едва ли будет подставляться под окружение, подразделения противника будут стремиться максимально быстро выходить из окружения, и следовательно, их нужно рассечь на относительно небольшие куски, которые удастся полноценно окружить, прежде чем они уползут восвояси. Чем меньше кусок, тем больше требуется войск на его блокирование, но маленькие куски заметно проще и быстрее глотать по одному, чем мучительно вгрызаться в один большой кусок.


Формирование "котлов" для войск противника.

При наступлении лучше всего организовать сразу несколько прорывов, вырывая из обронительной полосы противника куски, окружая их, и уничтожая, после чего в обороне противника образуется гигантский пролом, который противник не сможет просто так ликвидировать. Удачный прорыв фронта начисто коллапсирует фронт, заставляя врага панически бросать обронительные позиции и лихорадочно отступать, что позволяет захватить сразу огромную территорию, ровно столько, сколько можно будет обойти, пока противник не сформирует новые войска и новую линию обороны.

Котлы лучше всего делать маленькими, но для маленьких котлов требуется слишком много войск, и такой подход приемлем только при превосходстве в силах, в противном случае более выгодно откусывать относительно крупные куски, чтобы потом их медленно переваривать. Но рвать фронт противника сразу на мелкие части полезнее, поскольку так можно максимально быстро порешать все проблемы, и высвободить войска для других задач. А с крупной группировкой можно возиться достаточно долгое время, неэффективно используя войска. С другой стороны, если окружённая группировка является элитной, то может быть целесообразным её блокирование на долгое время, потому что блокировать её можно второсортными войсками, на мой взгляд, две пехотные дивизии дешевле одной танковой, хотя конечно в современных условиях пехота танки едва ли удержит. :))

Таким образом, фронт лучше всего рвать сразу в нескольких местах, причём оптимальнее всего число прорывов выбрать по числу стратегических целей, чтобы из каждого прорыва выходила одна крейсерская группа, ну нефига им толпиться в одном прорыве. Крайние удары нужно производить более сильными силами, нежели внутренние, потому что резервы противника в зоне прорыва сточатся очень быстро, а крайний левый и крайний правый удары будут производиться "в никуда", пока их не остановит противник сильным контрударом. Этот сильный контрудар будет производиться так или иначе, и лучше, если он придётся на сильные, готовые к этому войска, способные его стойко перенести, а не пасть смертью храбрых.

Концевые удары должны производиться сильными группировками, они должны ломиться вдоль полосы обороны противника, пока не упрутся в непреодолимую преграду, формируя наковальню, об которую будет плющить отступающего противника молот наступления по всей линии фронта. Для такого удара нужно почти двухкратное численное преимущество на участке фронта, и это применимо конечно только если вам действительно хочется разбить армию противника. :))

Внутренние удары могут производиться относительно слабыми силами, и с относительно большим эффектом, тут нужно по два мехкорпуса на четыре дивизии противника, причём на считанные дни или даже часы, поскольку окружённая и тем более отступающая дивизия не сможет противостоять мехкорпусу хоть сколько-то длительное время. Кроме того, на участке прорыва полоса обороны может быть заметно ослаблена, поскольку окружённый противник едва ли будет пытаться пробиваться сквозь линию фронта, навстречу резервам и войскам, подтягивающимся для ввода в прорыв.

Таким образом, чтобы просто коллапсировать фронт, вырвав из него пару сотен километров и несколько тыловых стратегических транспортных узлов, да разбив десяток дивизий врага (150-200 тыс человек), нужно организовать два танковых прорыва, для чего потребуется родить четыре-шесть свободных танковых армий, т.е. 400-600 тыщ человек и 3-4 тыщи танков. А чтобы не просто дать вражине в лоб, а вообще погнать его до самого Ла-Манша, да впереди собственного визга, путём фактически аннигиляции его линии фронта с убиением десятков дивизий за первые же дни наступления, требуется добавить к шести танковым армиям ещё пяток мехкорпусов, т.е. суммарно нужно около миллиона человек и тыщ десять танков. Многовато, дороговато, но это уберваффе.


Выводы.

Выводы очевидны. Подразделения разных рангов не просто масштабируются тупым увеличением численности и боевой эффективности, подразделения разных рангов отличаются качественно, способностью к выполнению разных классов задач.

Взвод. Взвод является минимальным подразделением, способным занимать территорию, меньшие подразделения не способны даже обронять самих себя. Так блок-пост, на котором иногда ставится одно отделение, элементарно выносится подразделением аналогичного размера, и более того, бывали случаи, когда с такой задачей справлялся одиночный снайпер. Взвод, это тактическая единица, а взводный опорный пункт, это точка, клетка на тактической карте.

Рота. Рота является минимальным тактическим подразделением, поскольку она способна вынести взвод, т.е. захватить территорию. Но рота имеет околонулевую автономность, и самостоятельных действий практически никогда не ведёт.

Батальон. Батальон является основным тактическим подразделением, поскольку имеет некоторую автономность, имеет некоторую инициативу, т.е. способен к самостоятельным действиям, в том числе в отрыве от главных сил.

Полк. В современных условиях полк является просто платформой для батальонов, формируя инфраструктуру для их действий. Тактически полк не выделяется ничем особенным, это просто "толстый батальон", а если от полка требуются активные действия, то на базе полка создаётся бригада.

Дивизия. Во-первых, дивизия является максимальным подразделением, которое имеет хоть какую-то внутреннюю связность, которое может быть централизованным, формирование рангом выше дивизии неспособно полноценно прикрывать свои подразделения артиллерией, да и использование резервов на таких дистанция осложнено, так например, даже в дивизии требуется порядка часа на подход резерва, а продержаться-то этот час ещё нужно суметь! Кроме того, дивизия может нанести поражение полку, прорвав его оборону и выйдя в тыл. Дивизия способна в одиночку прорвать линию фронта, т.е. линия фронта сама по себе не может эту дивизию надёжно остановить, нужно будет подтягивать резервы и наносить контрудары. Фактически дивизия выходит на следующий уровень тактики, уровень оперативного искусства, становясь там единицей, клеткой поля оперативного уровня, как взвод для тактического уровня.

Корпус. Корпус может надёжно прорывать линию фронта, выгрызая в ней куски по своему выбору. Свободный корпус практически не стеснён линией фронта, он способен наносить удары по стратегическим целям, и блокируется только свободными подразделениями сходного ранга. Однако, для решения серьёзных целей он слабоват, тем более что он не способен обезопасить свой тыл; корпус подходит для решения лишь вспомогательных и ограниченных задач.

Армия. Свободные армии, объединённые в группу, способны коллапсировать линию фронта, вынуждая противника отступать и освобождать занятую территорию. Только с этого уровня возможно наносить реальные поражения врагу, приближаясь к целям войны, всё остальное является сиюминутной суетой ради такого вот решающего наступления. В отличии от корпуса, армия вполне способна прикрывать свой тыл, и попадает в окружение лишь в исключительных случаях, под ударами превосходящих сил противника.

Шесть свободных танковых армий прорывают любую оборону, а десять танковых армий способны преодолевать не только практически любую оборону, но и в кратчайшие сроки, задерживаясь лишь на считанные часы. Соответственно, задачей наступающего является сохранять резерв из нескольких танковых армий, а задачей оброняющегося, по своему положению не имеющего подобного резерва является постоянное истощение сил противника, вынуждение его использовать свой резерв не по назначению, растрачивать этот резевр на всякие мелочи. Оброняющийся традиционно слабее нападающего, и его единственным шансом на выигрыш является истощение, искровление врага, и сворачивание его захватнических планов по форс-мажору. Оброняющейся стороне нужно выбить максимально возможное число вражеских войск, хотя это лишь полумера, как показывает опыт Великой Отечественной, где так или иначе пришлось вставать, и идти мочить врага в его гнездо.
Tags: военная организация, классификации, ранги армий, теория войны, теория оргструктур, это хороший пост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments