Уже-не-штабной Monster (monster) wrote,
Уже-не-штабной Monster
monster

Categories:

Ну что, вот и всё. Позавчера я схоронил отца. И теперь я остался один, да.

Отца уже столько раз вытаскивали почти что с того света, но в этот раз всё сложилось совсем не в нашу пользу...


Начать надо с того, что отец у меня был инвалидом на производстве.

У него была производственная травма, да. Был тогда конец 1982го года, отец был ЕМНИП главным инженером одного большого завода, завод открывал новую площадку, и туда командировали спецов чтобы всё обсмотреть обдумать на месте. Сначала вроде бы должен был ехать директор завода, но в самый последний момент он выставил вместо себя моего отца. Ну и микроавтобус с группой управленцев попал под грузовик. Да, это был 1982й год, и тогда подобные случаи шли валом. В итоге несколько трупов на месте, а у отца черепно-мозговая травма с кровоизлиянием в мозг. Все знакомые его сразу мысленно похоронили. Но он не умер.

Сначала несколько дней в коме, потом полтора года больницы. Мать постоянно находилась рядом с ним, а нас, сыновей, роздали родственникам. Трёхлетнего меня увезли за полторы тыщи кеме в славный город Таганрог, на родину отца. Врачи жаждали сдать отца в дурку, и того же желали роственники матери, они уговаривали мать бросить отца. Но она держалась. Очень сильно помогли родственники отца, у них имелись связи, и на врачей серьёзно надавили. Врачам пришлось приложить все свои силы, вдруг нашлись и лекарства, и оборудование, и специалисты, и отец пошёл на поправку. Однако, это был уже другой человек. Отец сильно поменялся, он многое забыл, поглупел, стал нервным и раздражительным. Появились серьёзные проблемы в семье, и особенно в отношениях с родственниками. Он потерял большую часть знакомых. Врачи предлагали дать ему инвалидность ещё тогда, но он отказался. В итоге пришлось начинать всё сначала.

С этого момента началась чёрная полоса жизни нашей семьи, пришедшаяся практически на всю мою жизнь. Проблемы были во всём, а просветления мимолётны. Отец не мог найти нормальную работу, поскольку все его считали за дурака; были постоянные финансовые проблемы; были постоянные проблемы в отношениях с родственниками; были постоянные проблемы в семье. Мать не могла порвать отношения с своими родственниками, и всячески защищала их. Отец был раздражительным, его уязвляло всё: и потеря статуса, и потеря знакомых, и подлость родственников, и даже малейшие ошибки нас, членов его семьи. Отцу некуда было девать негатив, и он сбрасывал его внутри семьи. Скандалы практически не прекращались, были лишь редкие периоды затишья.

Постоянные семейные проблемы нас очень сильно закалили. Да, такими, как я, становятся не просто так. Но у медали есть и обратная сторона: болезни. Мать держалась очень стойко, но у любого терпения имеется предел, и мать на этом терпении заработала себе рак. Опухоль нашли в начале нулевых, оперировали, после чего она продержалась ещё десять лет. Мать умерла полтора года назад. Проблемы со здоровьем имеются и у меня, у меня с детства что-то не то с сердцем, и через сердце слабовато с лёгкими. Я с детства слабый и малоактивный, пассивный и плаксивый в детском саду, хилый и слабый в школьное время, и даже был освобождён от физической культуры из-за сердца. Соответственно, я ограниченно годен на армейскую службу, служил в войсках связи, да и то, почти половину службы провёл в санчасти, и даже лежал в госпитале. Есть у меня проблемы, есть. Ну и конечно же проблемы были и у самого отца, и большие проблемы: гипертония, хронический бронхит, астма, диабет, проблемы с нервами, сердечные проблемы, плюс куча прочих, и, в конце концов, тоже рак, рак лёгкого. И вот на этот "букет" у отца наложился ещё и перелом шейки бедра.


Роковые ошибки.

В конце января отцу захотелось подклеить обои, и когда он подклеивал кантики, то неудачно не то спрыгнул, не то упал со стремянки. Я услышал шум, а когда подошёл увидел, что отец лежит на кровати, и пытается придти в себя. Я спросил его, что как, но он меня успокоил. Мы поначалу не придали этому значения, ну подумаешь, ушиб, но нога у него стала ощутимо болеть. Вызвали врача, и тётенька поставила ему диагноз растяжения связок. Прописала таблеточки, постельный режим. Отец лежал в постели, пил таблеточки, смазывал сустав фастум-гелем, и поднимался только в туалет и покурить. Через недели две-три ему стало чуть получше, и он решил сварить борщик. Часа два-три бегал по кухне, после чего у него резко повысилась температура (до 39!) и нога стала сильно болеть. Я попытался вызвать скорую, но скорая меня _послала_. Да, скорая помощь в нашей владимирщине больше не скорая, и больше не помощь, потому что в данный момент наше здравоохранение усиленно реформируется, и в следствии перевода скорой с федерального бюджета на муниципальный на весь наш областной центр теперь имеется лишь шесть(!) машин скорой помощи. Да, нам очень сильно не повезло со временем и местом. Ну а непрофессионализм врачей, он в расее непроходящий.

Пришлось со скорой сильно поругаться, и машина всё-таки приехала, дня через три. Врач поставил отцу диагноз воспаления седалищного нерва, попросил вызвать на дом невролога, после чего испарился. Потом нам пришлось вызвать терапевта, потому что без него невролога вызвать было нельзя. Вот тут и появился первый дееспособный врач, который потребовал немедленно сделать рентгеновский снимок. Однако, отец мог передвигаться уже только на костылях, и в обычное такси его уже было не погрузить. Терапевт нам помочь ничем не мог, даже советом. Пока искали метод доставки, прошла ещё неделя. В конце концов ещё раз разругались со скорой, они приехали (тот же врач), и забрали отца, да-да, в неврологическое отделение ближайшей больницы. Это такое воспаление нерва, да.

Ну и вот. Из приёмного покоя нас повезли на рентген, где ему сделали сначала флюрограмму (а как же!), где отцу пришлось минут пятнадцать(!) стоять на своей сломанной ноге, поскольку флюрограмма делается стоя, а с первого раза чота там не получилось, и установку перезапускали несколько раз. И уже потом последовал снимок ноги, после чего отца повезли в отделение и уложили на койку. После этого отец уже никогда не встал, и даже не присел. Вот. На следующий день выяснилось, что у него никакое не растяжение связок, никакое не воспаление нерва, а реальный, чистый вколоченный перелом шейки бедра (ещё бы!). Отца опять повезли на рентген, конечно же забыв сделать обезбаливающий укол. Отец орал, и медсестре пришлось бегать из рентгеновского кабинета на свой этаж, за обезбаливающим. Перелом подтвердился, а состояние отца стало стремительно ухудшаться, он уже почти не приходил в себя, слабел на глазах. И как вы можете догадаться, тут нам не повезло ещё один раз: момент укладки в больницу пришёлся как раз на мартовские праздники, а у врачей у нас в расее по праздникам принято отдыхать.


Как у нас принято лечить.

Итак, состояние отца стремительно ухудшалось, а врачей три дня не было в больнице. Мы были предоставлены самим себе. Потом праздники кончились, но отец уже был слишком плох, и врачи подходили, и только ахали и сожалели. Про ногу как будто забыли. Мне тоже было не до ноги, нужно было хотя бы вернуть отца в сознание. Нашёл застарелый "мануал" по лечению астмы, перепробовал несколько средств, в конце концов купил ультразвуковой небулайзер. Одышка вроде стала отступать, но теперь начались проблемы с сахаром, там одна из капельниц его сильно понижала, и отец терял сознание. Приключений было достаточно, да. Так прошло ещё две недели, положенный срок пребывания в стационаре закончился, и нас решили выписать домой. Врачи отца тупо списали, и вкрадчиво нам объясняли, что он уже не жилец, что нога сломалась из-за метастаза, что оперировать незачем, лечить незачем, и так далее. Пришлось ещё раз разругаться, и нас переверили в терапевтическое отделение.

Терапевтическое отделение нашей больницы, это нечто. Когда я туда пришёл, то сразу понял, куда попал. Устойчивый запах _гноя_, хоть нос затыкай. В терапевтическом отделении был карантин, да. Однако, я был рад, потому что отец был слишком тяжёл, и я не питал иллюзий в эффективности домашнего лечения. Даже такая больница была лучше, чем пребывание дома. К тому времени отец уже немножко пришёл в себя, он мог разговаривать, он осознавал себя, примерно представлял текущее время и временами даже осознавал место, где мы находимся. Временами он мог самостоятельно пить воду из стакана, правда через соломинку. У меня появилось свободное время, и я начал пытаться что-то изменить. Основной проблемой был перелом, он приковывал отца к постели, осложнял все прочие его болячки, добавлял новые, и вдобавок обеспечивал отцу постоянную боль. Залечить такой перелом консервативно, лёжа в постели, это практически нереально, и оставалось только надеяться на операцию.

Итак, в нашем городе имеется научно-производственный центр спецмедпомощи, который имеет большой опыт в лечении переломов шейки бедра, и туда я и направился первым делом. Разговаривал с заведующим отделением. Он был явно не в духе, кричал на меня, ругал, что дескать много времени прошло, что дескать слишком тяжёлый, что умрёт на операционном столе, но в конце концов он дал мне надежду, сказав, что раковых в принципе оперируют, и что если если состояние отца будет полегче, то его можно будет взять на операцию. Врачи больницы такого поворота явно не ожидали, у них при этих словах вытянулись лица, и лечение несколько поменялось. Если раньше отца просто поддерживали для виду, то тут стали готовить к операции. Да, у него рак, да, ему осталось немного, но если операция добавит ему ещё пару лет жизни, то операция безусловно окупит себя.

По началу всё было неплохо. Пролежни были небольшие, и я их практически залечил. Врачи тоже вроде бы загорелись идеей поставить его на ноги. Отцу более активно стали колоть антибиотики, также улучшилось пищеварение, он стал неплохо кушать, стал проходить запор. Меня направили на консультацию в нашу больницу скорой помощи, где тоже делают операции на шейке бедра. Здешний заведующий отделением тоже был предельно осторожен, но потенциально он соглашался на операцию, пусть и предупреждая о низких шансах на успех. Был оптимизм, были серьёзные надежды на выздоровление, ведь если отца поставить на ноги, то можно было бы и с раком побороться ещё. Мать прожила с раком более десяти лет. А потом...

Снимок, рентгеновский снимок. Начмед больницы настояла на том, чтобы отцу сделали рентгеновский снимок лёгких. А на снимке обнаружилось, что опухоль заметно увеличилась, в следствии чего начмед отговорила хирургов БСП от операции. Травматологи увидев снимки потеряли интерес к операции, и на свою беду я спросил находящегося в полубессознательном состоянии отца, хочет ли он операцию, и он отказался. В итоге я не стал настаивать на операции, согласившись ждать, когда у отца появится "костная мозоль" и так называемый "ложный сустав", т.е. ещё на несколько месяцев постельного режима в лучшем случае. Операция отменилась, подготавливаться к операции стало бессмысленно, и также бессмысленно стало наше пребывание в стационаре, и по прошествии двух недель пребывания в терапевтическом отделении больницы нас выписали домой. А через день после выписки отец умер.


Эпилог.

Отец умер не от рака. Отец умер от осложнений перелома, которые целиком лежат на совести наших врачей. Будь этот перелом верно определён заранее, будь врачи профессиональнее и не усугуби они этот перелом, будь они честнее и лучше лечи отца, или хотя бы перенаправи они нас к тем, кто лучше бы лечил отца, то всё было бы иначе. Но нет. Очень хочется взять свой дробовик, и их всех поубивать. Это несложно. Все эти люди на виду, мне несложно узнать их адреса и придти к ним домой. Это действительно несложно. Но меня останавливает тот факт, что живём мы в расее, и тут "так принято". Тут принято быть такими непрофессионалами, такими мудаками и уродами, и на место выбывших уродов тут же станут другие уроды, которых тут полно кругом. Возможно что даже кто-то из моих знакомых. И даже быть может лично вот вы. Более того, я лично знаю начмеда той больницы, мы одно время плотно работали вместе с её мужем, и у нас были с ним хорошие отношения. Вот она меня не помнит, да. Нет, уродов нам не завозят с марса, все эти уроды-врачи, уроды-учителя, уроды-чиновники, это обычные рядовые уроды расеяне, мои и ваши знакомые. Да, эта гнильца тут почти у каждого. Проклятое это место. И с этим надо что-то делать. Факт.

P.S.
Да, я знаю, что у меня очень плохая карма. Это видимо авансом.
Tags: автобиографическое, деградация, объизъяны, это расея сынок
Subscribe

  • Вспоминал тут тему рукоделия.

    Было чего вспомнить, потому что у моих родителей были прямые руки. Отец отстроил классный садовый домик, наделал кучу шкафов в квартире, и это не…

  • Фото моего отца после аварии.

    Зашла тут речь о способности людей переносить травмы, и думаю стоит показать фото моего отца после аварии. Благо оно у меня сейчас есть под рукой.…

  • О Беркеме аль Атоми.

    Возможно я вас всех сейчас рассмешу, но многие люди достаточно долгое время МЕНЯ считали этим Беркемом аль Атоми. Об этом даже в обсуждении статьи…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments